Рыцарские турниры - Форум
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" Приветствую Вас Гость
Главная | | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » История » Мир средневековья » Рыцарские турниры
Рыцарские турниры
bormanДата: Суббота, 05.02.2011, 17:54 | Сообщение # 1
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline
История

На самом деле рыцарские турниры не были изобретением средневековья. В эту эпоху они лишь достигли своего расцвета. История воинских состязаний уходит в глубокую древность, когда не то что о рыцарях, а даже о железном оружии и каменных замках никто и помыслить не мог.

Подобные забавы есть в истории любого племени. Так, готы приурочивали турниры (правда, и названия этого тогда еще не существовало) ко дню посвящения юношей в воины. Ставши полноценными членами племени, они должны были доказать свое право на ношение оружия, показать ловкость и умение обращаться с ним. В этих воинских состязаниях принимала участие не только молодежь, но и пожилые воины, и вообще все, кто мог крепко держать в руках меч или копье и уверенно ощущал себя в седле.

Римляне тоже устраивали подобные «дружеские» бои, напоминавшие по форме средневековые ристалища. В общем-то, даже греческие Олимпийские игры можно назвать прообразом турниров. По сути дела спортсмены точно также демонстрировали свою силу и ловкость, как средневековые рыцари во время багарда.

Так, видоизменяясь, усложняясь и становясь красочнее, турниры прочно вошли в историю рыцарства многих стран. Первыми их ввели в моду германцы и французы. Чуть позже подобные праздничные забавы появились в Италии, а затем и в Англии. Кстати, именно англичане добавили к устоявшимся состязаниям в силе и ловкости еще одно мероприятие – круглый стол, назначение которого остается спорным вопросом и по сей день. Участие в нем принимали лишь лучшие рыцари турнира, сумевшие сберечь во время поединка свое достоинство и поразить как можно больше противников.

Как правило, на турнирах не просто показывали свою выправку засидевшиеся в своих замках воины. Здесь проходил так называемый «Божий суд». Рыцарю, против которого высказаны обвинения в том или ином преступлении, давалась возможность собственным оружием отстоять свою невиновность и поразить своего обвинителя. Такие поединки редко шли до первой крови. Как правило, в живых должен был остаться тот, кто прав, поскольку Бог на его стороне, а значит, острие копья или лезвие меча непременно поразит лжеца.

История рыцарских турниров завершается в конце XV в. – начале XVI в., когда начинает сходить на нет само существование рыцарей. Постепенно бой превращается в игру или даже карнавальное шествие, где знать стремиться блеснуть роскошью, а не силой или ловкость. А турниры превращаются в увеселительные спортивные состязания.



 
bormanДата: Воскресенье, 06.02.2011, 23:54 | Сообщение # 2
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

Для многих рыцарские турниры являются символом и неотъемлемым атрибутом эпохи средневековья. Многократно описанные в исторических романах, они не дают покоя нашему воображению, и мы почти ясно слышим рев ликующей толпы, приветствующей своего любимца, видим сияющие латы рыцарей и благосклонные улыбки дам. Через какое-то мгновение весь этот блеск и красота утонут в лязге оружия, померкнут от пыли, грязи и крови из полученных ран. Но от этого турниры не станут менее привлекательными для нашего воображения.

В эпоху средневековья такие «показательные выступления» давали рыцарям возможность лишний раз продемонстрировать свою ловкость, храбрость и благородство. Кроме того, здесь оттачивалось мастерство новичков, которые после многих лет обучения решались заявить о себе, открывая подобными боями список своих подвигов.

До наших дней дошли сведения о трех разновидностях рыцарских турниров, в разное время проходивших по всей Европе. Самой ранней формой можно считать ристалище, мероприятие довольно масштабное и зрелищное. На поле боя встречались два конных отряда, и, по знаку хозяина турнира, начинали сражение. Однако в пылу борьбы разгоралось самое настоящее сражение, щадить противника никто и не думал, а потому большинство участников турнира с поля боя попадало на церемонию отпевания. Поэтому вскоре ристалище пришлось строго регламентировать, а затем и вовсе упразднить.

На смену ему пришел более изящный и красочный тип турнира под названием «джостра». Всадники сходились один на один, укомплектованные специальным турнирным оружием, которым невозможно было специально нанести смертельную рану. В джостре действовали строгие правила, согласно которым при поединке на копьях, бить противника следовало как можно выше пояса. Желательно, в голову или плечо. При поединке на мечах, часть ударов также оставалась под запретом.

Однако даже благородная джостра ушла в прошлое, уступив место багардо, представлявшему собой уже не поединок, а простую демонстрацию ловкости и выправки. Впоследствии эта разновидность турнира стала частью увеселительных парадов и карнавалов.



 
bormanДата: Воскресенье, 06.02.2011, 23:56 | Сообщение # 3
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline
Рыцарские турниры.

Турниры появились до крестовых походов. Во всяком случае имеется упоминание о воинских играх, происходивших в 842 году в Страсбурге во время переговоров

Карла Лысого и Людовика Немецкого. Вероятно, турниры оформились во Франции в середине XII века и затем распространились в Англию и Германию.

В некоторых хрониках изобретателем турниров называется французский барон Г. де Прелли, но скорее всего он только разработал первые правила для турниров.

Турниры надолго стали неотъемлемой частью западноевропейской жизни. К участию в них допускались только рыцари с безупречной репутацией. Нарушение

рыцарского кодекса грозило ужасным позором. Около 1292 года были введены новые, более безопасные правила для турниров - "Statutum Armorum". Можно

было пользоваться только тупым оружием. Каждому рыцарю разрешалось иметь только трёх оруженосцев. В поединках теперь применялись специальные копья,

легко ломающиеся при ударе. Запрещалось сражаться вне очереди, ранить лошадь противника, наносить удары иначе, чем в лицо или грудь, продолжать бой после

того как противник поднял забрало, выступать группой против одного. Нарушители лишались оружия, лошадей и заключались в тюрьму на срок до трёх лет.

Появились особые турнирные доспехи настолько массивные, что рыцарь и его лошадь с трудом выдерживали их вес. Сами лошади с XIII века также оделись в броню.

Так же, как и щиты рыцарей, попоны лошадей имели геральдическую раскраску. Следует сказать ещё о двух важных деталях. Рыцаря должно было быть хорошо видно

сверху, с трибун, особенно во время общей схватки. Вот почему появились (или во всяком случае широко распространились) упомянутые уже навершия -

укреплявшиеся на верхушке шлема фигуры, изготовленные из лёгкого дерева, кожи и даже из папье-маше (позднее - из более дорогих материалов). Знаменитый

германский странствующий рыцарь XIV века Ульрих фон Лихтенштейн, принявший участие в нескольких турнирах одетый как легендарный король Артур, ввёл моду

на сложные навершия: он носил шлем, украшенный фигурой Венеры, в одной руке держащей факел, а в другой - стрелу. Палатки или шатры, в которых рыцари

готовились к состязаниям, хранили оружие и отдыхали в перерывах между боями (такими же палатками пользовались в походах крестоносцы), в дальнейшем также

найдут отражение в искусстве геральдики - они превратятся в геральдическую мантию и шатёр "сень".

Из дикого кровавого побоища турниры эволюционировали в красочные театрализованные представления, где формальности приобретали всё большее значение,

а собственно борьба стала менее важной и более условной. Например, в "Турнире Мира", проведённом в Виндзорском парке в Англии в 1278 году, употреблялись

мечи, сделанные из обтянутого пергаментом китового уса, и посеребрённые, шлемы из варёной кожи и щиты из лёгкого дерева. За определённые достижения в

состязании рыцарь получал очки (например, премиальные очки начислялись за сбитое навершие). Победителя определяли коронованные особы, старейшие

рыцари или специально назначенные судьи (нередко - герольды), иногда вопрос о победителе решали дамы, в честь которых сражались рыцари. Турниры традиционно

были проникнуты подчёркнуто благоговейным отношением к женщине, составлявшим едва ли не основу рыцарского кодекса. Награда победителю в турнире

доставалась из рук дамы. Рыцари выступали украшенные каким-нибудь значком, полученным от своих дам. Иногда дамы приводили своих рыцарей связанными

цепью - цепь считалась символом особой чести и доставалась лишь избранным. В каждом состязании последний удар наносился в честь дамы, и здесь рыцари

особенно старались отличиться. После турнира дамы вели победителя во дворец, где его разоружали и устраивали в его честь пир, на котором герой занимал самое

почётное место. Имена победителей заносились в особые списки, их подвиги передавались потомкам в песнях менестрелей. Победа в турнире приносила и

материальные выгоды: иногда триумфатор отбирал у противника лошадь и оружие, брал его в плен и требовал выкупа. Для многих бедных рыцарей это был

единственный способ добыть средства к существованию.

С пятницы до воскресенья, когда турниры разрешались церковью, каждый день шли поединки, а вечерами устраивались танцы и празднества. Существовало

несколько видов состязаний: конные ристания, когда рыцарь должен был выбить противника из седла ударом копья; битва мечами; метание копий и стрел;

осада деревянных замков, выстроенных специально для турниров. Другим, помимо турнира, способом проявить храбрость была "защита проходов". Группа

рыцарей объявляла, что в честь своих дам будет оборонять какое-либо место от всех желающих. Так, в 1434 году при Орбиго, в Испании, десять рыцарей в течение

месяца обороняли мост от шестидесяти восьми соперников, проведя более семисот поединков. В XVI веке стали популярны пешие поединки на коротких копьях,

булавах и секирах. В Европе к участию в турнирах допускались исключительно лица благородного происхождения. В Германии требования были более

либеральны: иногда, чтобы получить разрешение, достаточно было сослаться на предка, принимавшего участие в рыцарском турнире. Можно сказать, что

главным пропуском на турнир был герб, доказывающий высокое происхождение владельца и его положение в родовой иерархии. Для знатоков, каковыми были

герольды, предъявленный герб содержал всю необходимую информацию. Вот почему важнейшей частью турнирного этикета были гербы, которых стало так много,

что настала пора навести порядок в этой области.



 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:02 | Сообщение # 4
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

Одной из самых привлекательных для средневекового рыцарства забав были турниры, то есть примерные сражения, в которых участвовали целые толпы. Этим турнир (tornoiement) отличался от поединка (joute, от лат. слова juxta - вблизи), который представлял собой борьбу одного против одного же, как прекрасно и выражается это русским словом "поединок". Турнир состоял из целого ряда одновременно и на том же месте происходивших поединков, но, конечно, только до известной степени, так как в массовом столкновении довольно трудно было удержать этот порядок до самого конца. Возникшие, несомненно, во Франции турниры (conflictus gallici, как они еще назывались) перешли в Германию, Англию и другие западноевропейские страны. Но в каком именно месте Франции и когда возникли турниры, определить невозможно, хотя средневековые хроникеры называли даже по имени изобретателя турниров (Жоффруа де Прельи, ум. в 1066 году). Несомненно, что обычай, так широко распространенный, не мог быть изобретением одного лица. После таких общих указаний постараемся представить себе возможно отчетливее картину турнира.

Сюзерен нашего барона, располагая громадными средствами, задумал устроить турнир. Немедленно же (дело происходило ранней весной, перед Пасхой) он снарядил посланцев, которые должны были оповестить о предстоящей потехе. На площадях близлежащих городов они просто выкрикивали свое оповещение, а наиболее выдающимся рыцарям развезли особые приглашения, писанные на пергаменте. В этих приглашениях точно указывалось место, избранное для состязания, и назывались награды, назначенные победителям. Такими наградами могли быть медведь, пара борзых, ястреб, иногда венок, пояс или мешочек (aumosniere - где хранились деньги и духи; носился на поясе) от какой-либо знатной дамы.

Наш барон, получив приглашение, посылает вызов одному из соседних баронов; между ними ведутся переговоры об условиях, на которых состоится борьба. Остановились на том, что победитель овладеет конем и шлемом побежденного и получит в придачу известную сумму денег. Подобным же образом поступают и другие лица, получившие приглашение участвовать в предстоящем турнире. Так подготавливаются обе враждебные стороны. Вызовы посылаются не только от имени одного лица одному же, но и от одной группы рыцарей другой группе. Надо думать, что большинство рыцарей увлекалось только славой победы, но были и такие, для которых турнир был предметом спекуляции: так, например, они брали побежденного в плен и отпускали лишь за большой выкуп, овладевали оружием побежденного и продавали это оружие. Но, повторяем еще раз, по таким личностям не следует судить обо всех. Как оживляются обитатели средневековых замков! Это оживление разделяется и женщинами. Между тем посланцы все дальше и дальше распространяют весть о турнире, и все дальше и дальше распространяется оживление. Пожившие рыцари вспоминают былое и стремятся снова пережить то, что было уже ими пережито; молодые стремятся показать свою удаль и изведать еще не изведанное ими; богатые - показать свой блеск, свои богатства; бедные - улучшить свое положение. Иной бедняк рыцарь, чтобы приобрести себе приличное вооружение, в котором можно было бы без опасения появиться на турнире, входит в долг у знакомого еврея. Он надеется разбогатеть и заплатить как долг, так и немалые проценты. Иные из бедных рыцарей, отправляясь на турнир, рассчитывали улучшить свое материальное положение благодаря какому-нибудь счастливому случаю. В одном литературном произведении средних веков изображен именно такой рыцарь - бедняк, чающий лучшего будущего. Он заложил все, что имел, и отправился вместе со своим оруженосцем в Турень, где должен был происходить турнир. Оруженосец был человек изворотливый. Проезжая дорогой мимо одного озера, он увидел купающихся фей. Недолго думая, он снял с дерева повешенные феями золотые одеяния и продолжал свой путь. Рыцарь, ехавший позади своего оруженосца, услышал крики и жалобы фей, узнал причину их горя, отнял платья у своего оруженосца и вернул их феям. Благодарные рыцарю, они щедро наградили его и таким образом не только дали ему возможность принять участие в предстоявшем турнире, но и обеспечили его на всю жизнь. Женщины в ожидании турнира вынимают из сундуков свои лучшие одежды. Одновременно с турниром рыцарским, конечно, будет происходить турнир другого рода: кто кого перещеголяет нарядами? Жены, сестры, невесты - все они стремятся туда же, на благословенный турнир.

А вот и тронулись с места будущие участники и зрители турнира. С разных концов в сопровождении оруженосцев, слуг и запасов они едут к назначенному месту. Сколько интересных встреч! Сколько оживленных бесед!

Между тем и на месте предстоящего турнира господствует большое оживление. Рабочие приготавливают места. Распорядители проверяют и пересматривают списки приглашенных. Хватит ли всем места в гостиницах, в частных домах провинциального города? Конечно, нет. Народу съехалось куда больше, чем предполагалось. Что же делать, поместятся и в палатках. И действительно, окрестности города запестрели от массы разноцветных шатров. Конечно, это далеко не представляется неудобством для большинства - совсем напротив! Ведь это так оригинально, так весело - пожить в палатке среди поля после житья среди мрачных, холодных замковых стен! Городские мастера - оружейники, кузнецы, кожевники, золотых дел мастера и другие - завалены работой. На лугу, прилегающему к городу, торговые люди устраивали ларьки и устанавливали столы со съестными припасами и напитками. Тут же располагались в своих палатках жонглеры, а также фигляры и шуты всякого рода, бродячий люд средневековья.

Между разноцветными палатками снуют оруженосцы. Всюду - флаги, раскрашенные щиты и гербы. Картина пестрая, полная разнообразия и жизни!

Арена, на которой должен будет происходить турнир, представляет обширное продолговатое пространство, длина его на 1/4 больше ширины. По одной стороне этого пространства устроены деревянные места для дам, знатных зрителей и судей. Постройки эти сделаны наскоро, но все же не без затей; так, посредине возвышаются две башни, разделенные на ложи. Все эти места обвешаны коврами и флагами. По этой же стороне устроена эстрада для музыкантов, которые будут приветствовать победителей музыкой. Остальные стороны арены огорожены двумя параллельными деревянными барьерами. Проход между последними назначается для лиц, следящих за порядком, а за внешним барьером собирается народ. Барьеры раскрашены, а местами и позолочены.

Все уже собрались. Завтра - турнир. Весь городок расцвечен флагами. Из открытых окон доносится смех, говор и песни. Где-то танцуют. Пригородное поле представляет необычайно живую картину. Между сотнями разноцветных палаток движутся рыцари, оруженосцы. Сегодня, накануне турнира, произошло несколько поединков, а также состоялось состязание между оруженосцами (так наз. eprouves, vepres du tournoi). Двое наиболее отличившихся будут удостоены рыцарского звания. Их посвящение придаст еще больше блеска целому ряду праздничных дней. Можно представить себе, с каким нетерпением дожидаются они своего посвящения!

А вот и ночь унеслась и уступила место свое ясному и теплому весеннему дню. Лес зеленеет молодой листвой, шумят потоки, в которых отражается яркое солнце, весело поют птицы. Весь городок опустел, опустели шатры, теперь все - под открытым небом. На устроенном заранее алтаре местный священник служит вместе с другими духовными лицами, сюда прибывшими, торжественную мессу. С благословения Божия начинается всякое дело, тем более настоящее. Хотя церковь, по-видимому, бесплодно восставала против турниров и не в силах была уничтожить их совсем, но она много посодействовала изменению их характера. Прежде они были настоящими кровавыми битвами, теперь представляют только подобие их. Но при всем том турниры не были безопасными играми: здесь получались тяжелые ушибы, здесь участники нередко навсегда расставались с жизнью. С другой стороны, сколько надежд возлагалось на турнир многими из участников его! Как же не испросить благословения Божия? Как не помолиться? И молились, молились усердно. Участие в турнире считалось привилегией благородства; поэтому не всякий рыцарь допускался к нему, точно так же, как не всякий атлет допускался в античной Греции к участию в Олимпийских играх, этих турнирах древности. Дама, обиженная каким-либо рыцарем, могла жаловаться на него до начала турнира. Специально избираемые для турнира судьи рассматривали жалобу, и если находили ее основательной, то не допускали рыцаря к участию в турнире, что становилось для него, конечно, большим позором. Если же дамы прощали рыцаря, что обыкновенно и случалось, он возвращал себе утраченное было право. В Германии существовали особые параграфы турнирных правил, по которым не допускались к турнирам рыцари, совершившие что-либо предосудительное против императора или империи, изменившие своим сеньорам и сюзеренам, оскорбившие дам или девиц, уличенные в клятвопреступлении, в ограблении церковного имущества, в убийстве, в нарушении святости брака и отдававшие деньги в рост для наживы незаконных процентов. Там существовал параграф, на основании которого к участию в турнире допускался только тот рыцарь, отец, дед и прадед которого были людьми свободными. Вот почему местность, предназначаемая для турнира, пестрела обыкновенно гербами, свидетельствующими о древности того или другого рыцарского рода. Здесь всегда были под рукой люди, которые могли свободно читать гербы и девизы (надписи на гербах) и давать желающим необходимые объяснения.

Едва окончилась месса, как герольды немедленно приступили к делу. Прежде всего следовало разделить все столпившееся рыцарство на две партии и соблюсти при этом требования справедливости. В данном случае старались, главным образом, чтобы и на той, и на другой стороне было, по возможности, одинаковое количество рыцарей и чтобы какая-либо из сторон не превосходила враждебную количеством особенно сильных и опытных рыцарей. После того те же герольды установили бойцов так, что образовалась целая процессия, каждый ряд которой состоял из 2-3 всадников. По сторонам - жонглеры, без которых не обходилось ни одно торжество, а во главе - герольды и судьи турнира вместе с почетным судьей (chevalier d'honneur), заблаговременно избранным. Интересна роль последнего. Он служил как бы посредником между присутствующими дамами и участвующими в турнире рыцарями. Как только он был избран, к нему подходили рыцари-судьи турнира в сопровождении двух красивейших дам и вручали ему головное дамское украшение, нечто вроде чепца или наколки. Он привязывал последнюю к своему копью и не снимал ее в продолжение всего турнира. Если во время боя дамы замечали, что кто-либо из участников в турнире слишком ослабевал, они поручали почетному судье вступиться за него. Дамский посредник спускал на такого рыцаря оригинальное украшение своего копья, и никто уже не осмеливался тронуть облагодетельствованного рыцаря. Самый чепец назывался поэтому дамской милостью (la Mercy des Dames). И это было действительно милостью в то время, когда и обыкновенные люди не задумывались перед жестоким поступком.

Теперь обе партии заняли свои места. Все участники поклялись перед судьями турнира в том, что не будут прибегать ни к каким непозволенным уловкам, не будут бить рыцаря, не защищенного шлемом, и т. п. Дожидаются только сигнала, чтобы начать борьбу. Вместе со своими рыцарями здесь же находятся и оруженосцы с запасом более легкого вооружения, которое наденут рыцари после окончания борьбы. Что касается оружия, которым будут сражаться, оно уже заранее осмотрено судьями турнира и найдено вполне подходящим для предстоящего дела. Но вот устроитель турнира подал сигнал. "Представьте себе, - говорит один из лучших знатоков рыцарской эпохи, - два кирасирских полка, налетающие друг на друга: ужасное столкновение! Каждый барон отыскивает того противника, которого он вызвал на борьбу, но, не находя его, нападает на других. Все мудрые исчисления нарушены, всякая симметрия становится невозможной, торжествует беспорядок... Друг другу угрожают, сталкиваются, друг друга опрокидывают. Но горе тому, кто сбит со своего коня, все другие кони пройдут по нему... Но самым большим наказанием для участников турнира следует считать пыль: она влетает в их ноздри, в их глаза; иные и умирают от нее, тщетно пытаясь дышать... Наши рыцари не бились бы с большим увлечением против язычников, и я думаю, что они кусались бы, если бы могли это делать". Рыцари в полном вооружении, головы их покрыты шлемами, в их руках длинные копья, но без острия на конце. Во весь карьер несутся они на конях друг против друга с копьями наперевес. У каждого - одна и та же цель: ударом копья сшибить своего противника с седла. Но это нужно сделать очень ловко, не задевая ни самого седла, ни ноги противника; не исполнивший этого требования лишается награды. Нередко копья ломаются вдребезги. При удачном ударе противника побежденный рыцарь падает со своего седла навзничь в полном вооружении. Бывали случаи, когда подобные падения причиняли моментальную смерть. Оруженосцы работают без устали. Герольды и судьи следят за борьбою; судьям уже заранее известны имена участников. В случае удачного удара его виновник поощряется к подвигам громкими одобрительными возгласами зрителей. Опытные рыцари, обыкновенно, не слишком увлекаются в начале, чтобы не ослабнуть преждевременно. Впрочем, участникам турнира дозволяется на короткий срок отходить в сторону для отдыха. Воспользовавшийся этим дозволением рыцарь снимает на время свой шлем и дышит, если не вполне, но все же более чистым воздухом. Наш турнир еще не закончился сегодняшним днем; надо полагать, он растянется на несколько дней. Уже наступил вечер. Затрубили сигнальные трубы, и герольды стали очищать арену, сразу наполнившуюся толпами народа. Обломки оружия, куски материи, частицы золота и серебра, свалившиеся с богатых рыцарских одеяний, делались предметами спора и драки между простолюдинами. Участники, счастливо отделавшиеся сегодня, спешат весело в свои жилища; там они немедленно примут ванну и подкрепят свои силы. Зрители шумно направляются в город, в шатры, расположенные на поле, и в ближайшие деревни. Иных рыцарей несут домой на носилках. Если и не было сегодня нанесено кровавых ран, все же немало было сделано серьезных повреждений. Многие немедленно поступают в распоряжение врача, так как у них оказались серьезные переломы костей. Мы не станем следить за возобновлением и продолжением нашего турнира: такое описание было бы в высшей степени однообразным. Наш барон попал в число победителей, и судьи присудили ему в награду великолепный щит. Имя его провозгласили во всеуслышание и разнесут еще во все возможные концы. На общее пиршество, закончившее турнирные празднества, его вели вместе с другими победителями старые почтенные рыцари.

Первая награда обыкновенно присуждалась тому, кто выбил из седла большее число рыцарей, кто изломал большее число копий, сам крепко усидев на седле. В случае спорного вопроса к решению привлекали дам. Что касается наград, они бывали различны; бывали и незначительные по цене, бывали и ценные. Давали охотничьих птиц, щиты и тому подобные предметы. В ХIII в. ландграф Тюрингский Герман устроил турнир в Нордгаузене. У места турнира был разбит сад, посередине которого поставлено дерево с золотыми и серебряными листьями. Всякий разбивший копье нападавшего, но удержавшийся в седле, получал серебряный, а выбивший противника из седла - золотой листок.

Что же еще прибавить о сегодняшнем турнире? Много было поломано копий, немало было разбито и надежд. Многие из небогатых рыцарей так поистратились на наряды женам и на свое вооружение, что долго не забудут о турнире, порасстроившем их домашние финансы.



 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:05 | Сообщение # 5
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

Как всем известно, турнирами назывались военные упражнения, которые происходили на особо устроенной арене, окруженной местами для зрителей. Обыкновенно в Западной Европе короли и владетельные принцы назначали турниры по какому-нибудь особенно торжественному случаю, например, по случаю браков самих королей или принцев крови и их крестин, по случаю заключения мира или перемирия и вообще во всех тех случаях, когда при дворе бывали большие собрания.

На этих турнирах происходил так называемый примерный бой, или примерная битва. Такой бой состоял в том, что одинаковое число рыцарей с каждой стороны бились тупым оружием – копьями с закругленными, а не с острыми концами, или с затупленными мечами; поэтому удары, наносимые противникам друг другу, не представляли большой опасности.

На турнирах воспрещалось наносить удары острием, а нужно было наносить их плашмя, тупым оружием, и тоне по лицу.

Новики, оруженосцы и пажи, которые домогались рыцарского звания, постоянно во избежание опасности сражались деревянными мечами и ломали пихтовые копья.

Но турниры и поединки с отпущенным оружием, то есть бои насмерть, строго запрещались; это не допускалось даже и религией.

Кстати, если на турнирах и бывало кровопролитие, то это совершалось непреднамеренно, так как, несмотря на все предосторожности, иногда некоторые не совсем искусные в военном деле или разгоряченные бойцы все же проливали кровь своих противников; но такие примеры случались очень редко.

Обыкновенно о днях, назначенных для турнира, объявлялось заранее, а именно за несколько месяцев вперед, самое меньшее - за один месяц.

О турнирах объявляли герольды, которые отправлялись в города и в замки с гербовым щитом приглашавшего.

По словам Маршанжи, в мирное время турниры назначались очень часто: во-первых, это позволяло дворянам избежать праздности, а во-вторых, они не отвыкали от военных занятий и у них не остывал воинственный пыл.

Место для турниров выбирали всегда около больших городов, находившихся близ реки или близ леса, так что оградой для ристалища был с одной стороны город, а с другой – лес; деревянные барьеры закрывали оба пролета, а вне их были вывешены флаги начальников турнира.

После того, как герольды возвестят о дне турнира, все рыцари, витязи, их жены и взрослые дочери начинают приготовления к этому торжественному дню. Собиралось на турнир дворянство целого округа с семьями, пажами, оруженосцами и слугами. Все жители округа, как дамы, так и мужчины, носили платье одинаковых цветов: или белое с золотым галуном, или же красное с серебряным. Рыцари, прибыв к месту, назначенному для турнира, развешивали до его открытия свои шлемы и гербовые щиты вблизи ристалища.

Вот собственно в чем состояла обрядность турниров и приготовления к ним, по словам многих писателей того времени.

Король или владетельный князь обыкновенно посылал герольда с двумя оруженосцами или с двумя молодыми дворянами; герольду вручался также и гербовый щит этого короля или князя. Посланный отправлялся к тому королю или владетельному князю, с которым хотел состязаться его государь, и от имени своего монарха вручал ему вызов.

Король, конечно, принимал вызов и тотчас же начинал вербовать рыцарей, желавших принять его сторону, и ввиду этого, конечно, помогал им во всем необходимом. Высшие рыцари носили цвета и гербы какие они желали, только у них должен был быть какой-нибудь значок, по которому можно было бы узнать, на чьей они стороне; низшие же рыцари носили цвета и гербы того короля или владетельного князя, за которого они стоят. Знамена могли поднимать только начальники дружин. Дружины же разделялись на три равных отряда; последний отряд всегда состоял из самых мужественных рыцарей, которые могли бы выдержать натиск и окончательно выиграть битву.

Принявший вызов являлся за три или четыре дня до турнира; но он располагался со своими сторонниками против города, так как ему не дозволялось въезжать в него прежде, чем окончится турнир.

Трибуны для благородных дам строились именно в том месте, где сходились ристалища, которые примыкали обыкновенно к городским стенам.

У каждого ристалища было по трое больших ворот; в них въезжали рыцари по шесть с обеих сторон для того, чтобы приготовиться к бою под своими знаменами.

Накануне турнира вся та молодежь, которая претендовала на получение на этом турнире рыцарского звания, одевалась в одинаковое платье и обедала у своих сеньоров; после обеда, они все вместе отправлялись к вечерне в сопровождении старых рыцарей.

После этого главный начальник собирал всю эту молодежь и давал им наставление, как следует вести себя хорошему и доблестному рыцарю.

Затем они отправлялись в церковь и поводили всю ночь в бдении и молитве.

После пения молитвы и после благословения, установленному по этому случаю, главное лицо давало им лобзание, препоясывало их всех мечом, а в это время низшие члены надевали рыцарям шпоры. Потом новопосвященные опять садились на свои места, и по окончании обедни молодые люди опять отправлялись к главному начальнику на пиршество.

В девятом часу вечера рога трубили сбор на вечерний турнир; сюда являлись рыцари в богатом убранстве и на конях, но только не с разноцветным щитом, а с одноцветным, и не препоясанные мечом, а с пихтовым копьем. После битвы они снимали с себя оружие и в роскошном одеянии являлись к ужину к главному начальнику; тот из рыцарей, который отличился больше всех, сидел за одним столом с главным начальником.

На следующий день после обедни все рыцари, вооруженные с головы до ног, являлись на ристалище в первом часу до полудня; все становились под свои знамена.

На турнире у всякого был такой девиз, какой ему нравился; но в девизе должен был быть непременно хоть какой-нибудь знак того короля или владетельного князя, сторону которого они держали; не имели девиза только приехавшие случайно, которые не хотели быть узнанными.

Когда все были в сборе, то раздавался сигнальный рожок, в ристалище въезжал первый ряд рыцарей, и начиналась битва. Конечно, счастье переходило то на ту, то на другую сторону; иногда случалось, что целые ряды расстраивались и им на подкрепление посылали свежие; иногда случалось и так, что все рыцари обеих сторон появлялись на ристалище; наконец, если одна сторона совершенно ослабевала, то на арену являлись неизвестные рыцари и помогали ей, так что победа, вероятно, осталась бы за ней, но тут к противной стороне подоспевало подкрепление, и та снова одерживала верх.

Наконец, окончательно побитая и пораженная сторона убегала в лес; оттуда рыцари показывались поодиночке без коней и без оружия, но победители не заманивали их более, а собирались под свои знамена.

Большей частью неизвестные рыцари, одержавшие победу на турнире, тотчас же удалялись, так как не хотели открывать своего имени; за ними часто пускались в погоню, чтобы привести ко двору короля или князя, который устраивал турнир, и тогда этот король или князь ласково и милостиво принимал победителя.

Иногда побежденным предлагали возобновить битву на следующий или какой-либо другой день.

В Государственной Парижской библиотеке есть подлинная рукопись иерусалимского короля Рене д’Анжу. Это сочинение можно назвать самым полным. Он в своей книге относительно увеселительных турниров касается самых мелких подробностей относительно всех постановлений турнира. Так, по поводу гербов, мечей и шпор автор упомянутой книги говорит следующее:

“Герб должен быть непременно кожаный и крепко набит волосом или шерстью, по крайней мере в толщину меча; на гербе должен быть изображен шлем со всеми его атрибутами; сверх намета должен быть еще герб, а вокруг него – бурелет или жгутик какого угодно цвета, толщина также может быть по желанию рыцаря.

Ширина меча должна быть около четырех пальцев, чтобы он не мог пройти сквозь сетку забрала; толщина и вес мечей определяются судьями накануне турнира; мечи должны иметь клейма для предупреждения незаконной длины или веса.

Короткие шпоры удобнее длинных, потому что в свалке их труднее сорвать с ног”.

Перед турниром дамы выбирали почетного рыцаря, который был посредником на турнире; его обязанность заключалась в том, чтобы удерживать излишнюю запальчивость и защищать слабого от победителя, разраженного спокойствием и хладнокровием противника. Почетный рыцарь обязан был также наблюдать и за тем, чтобы рыцари, приговоренные к битью и к исключению из турнира, не были подвергаемы увечью. Знаком власти почетного рыцаря был особого рода головной убор, который он получал от дам, и потому такой убор назывался merci des dames.

Теперь же следует описать сам турнир, а также рассказать и о тех наградах, которые получали победители за свое мужество, ловкость и храбрость.

Само облачение рыцарей при отправлении их на состязание было обставлено известной торжественностью.

С самого раннего утра того дня, на который был назначен турнир, оруженосцы входили в покои рыцаря, чтобы одеть и вооружить его.

Народ в праздничных одеждах толпами валил по улицам, усыпанным цветами и венками.

Те сеньоры, которые не принимали участия в бою, являлись на носилках в длинных горностаевых мантиях с откинутыми отворотами.

Рыцари также стекались со всех сторон; одни были в великолепном одеянии и с многочисленной свитой, так что толпа приветствовала их появление громкими криками; другие же были с черным или вороненым оружием, без всякой свиты, и становились в стороне от своих блистающих роскошью собратьев. Щиты этих черных, мрачных рыцарей были покрыты чехлами; зрители увидят их гербы только тогда, когда чехлы этих гербов будут пробиты копьями и мечами; тогда только узнают присутствующие, кто эти храбрые витязи, так тщательно скрывающие свои имена.

В числе этих рыцарей были и знаменитые витязи, о подвигах которых трубадуры и миннезингеры могли бы порассказать много чудесного и увлекательного.

На турнире появлялись также и унылые рыцари, не знавшие счастья и любви, так как избранные ими “дамы сердца” оставались к ним совершенно равнодушны; иной из этих рыцарей по указанию прорицателя появлялся на турнире в надежде на славу взамен счастья.

Были там также и рыцари, только что окончившие разные опасные предприятия и вышедшие победителями из всевозможных опасностей.

Сюда являлись также и такие рыцари, которые отвергли корону, предлагаемую им их народом, освобожденным ими от постыдного ига и от страшных узурпаторов власти. Но этим людям не надо было ни короны, ни власти, раз они не имели на это права по своему рождению. Они творили добрые дела согласно рыцарскому уставу – защищать слабых и притесненных, помогать неимущим и сеять везде добро и милосердие.

На турниры приезжали и бедные рыцари без роду и племени; эти люди, в звании рыцарей низшего разряда, искали случая отличиться и заявить о себе какой-либо доблестью, каким-либо выдающимся подвигом; щиты у них были совершенно белые, и только одна победа над противником могла доставить им герб. Девиз этих рыцарей низшего разряда был таков: “Честь выше всего”.

Но вот звук труб усиливается, звон колоколов раздается все громче и громче, и король в сопровождении своего двора приближается к месту турнира.

Шествие открывают герольды; они идут попарно и несут жезл или ветвь мира; повязка или дубовый венок украшает их лоб; они одеты в полукафтанье, обшитое золотым галуном, а на груди у них эмалированная бляха с гербом родины.

Особа герольда считается неприкосновенной; они совершенно безбоязненно могут проходить через поле брани и даже подойти к военачальнику неприятеля и передать ему от имени народа слово ненависти и мести; объявить войну, мир, перемирие, возвестить о турнире и устроить его, присутствовать при посвящении рыцаря, были на турнире и обуздывать пыл состязающихся.

В шествии к месту турнира за герольдами следовал герольдмейстер; его сопровождали маршалы, оруженосцы и пажи. Герольдмейстер был всегда одет в великолепный костюм.

Далее за герольдмейстером следовали гайдуки в черной одежде, вышитой жемчугом или блестящим гагатом; затем ехала запряженная шестью белыми конями колесница, которая должна была изображать собой Фаэтона и Солнце; эту колесницу окружали Времена Года и Аврора. Далее следуют еще сто гайдуков; они предшествуют другой колеснице, покрытой скалами и деревьями, которую везут волы, а впереди идет трубадур, изображающий Орфея с лирой.

За этим кортежем скачут на своих конях 30 знаменных рыцарей. За каждым из этих знаменных рыцарей следовало по 50 стрелков, а впереди несли знамя как неотъемлемый знак власти этого рыцаря. Все эти знаменные рыцари обладали большими поместьями, и потому у них было много вассалов, так что они имели возможность поднять свое знамя в королевском стане.

За этими знаменными рыцарями едут судьи в своих длинных одеждах, а в руках держат белые жезлы как знак беспристрастного суда; лошадей этих судей ведут под уздцы пажи в роскошных костюмах. Между этими рядами идут королевские барабанщики, флейтисты и трубачи в ярких костюмах.

За судьями следуют оруженосцы принцев в полукафтаньях из белой тафты, вышитых серебром, с голубыми рукавами, обшитыми золотым галуном, в изящных шапочках с белыми и голубыми перьями.

За оруженосцами следуют пажи.

Наконец, следовал и сам король в окружении принцев крови, герцогов, высших сановников, коннетабля, мундшенка, мундкоха, почетного рыцаря, сокольничих и егермейстеров; все эти придворные были одеты в платье из золотой парчи и алого бархата с символами той должности, которую они занимали.

Сам король надевал всегда для присутствия на турнире белую тунику, усеянную золотыми цветами; он ехал всегда на белом ратном коне, украшенном бархатным чепраком небесно-голубого цвета, также усеянном золотыми цветами; этот чепрак всегда был так длинен, что волочился по земле.

Подле короля ехал всегда верховой оруженосец с вызолоченным и усеянным золотыми звездочками копьем.

За королем следовал поезд королевы с ее свитой, а за ним – приставы, стрелки и гайдуки; каждый из них должен был ехать по утвержденному церемониалу. Лишь только король и королева занимали свои места на среднем балконе, как герольдмейстер выходил вперед и возвещал о начале турнира.

После этого возвещения участникам турнира дают место, чтобы отправиться и приготовиться к бою. Затем судьи, подняв свои белые жезлы, возвещали: “Рубите канаты и пустите рыцарей в бой”.

Тогда простые воины, вооруженные топорами, тотчас рубили канаты, которые обыкновенно протягивали перед каждым рядом коней, чтобы умерить их пыл. При этом раздается звук труб, и со всех сторон мчатся рыцари.

При открытии турниров рыцари въезжали на ристалище кадрилями. На арену въезжают сначала два кадриля рыцарей. Они сталкиваются на середине, и мигом ломаются вдребезги восемь копий. Перемена оружия допускалась двенадцать раз; но всякий раз их крепкие деревянные копья ломались, как хрусталь.

Вся арена усеяна обломками оружия, клочьями оборванных шарфов; словом, вскоре рыцари теряют большую часть своих отличительных знаков и остаются только в кое-каких запыленных доспехах.

Большинство рыцарей, которые в течение стольких часов выказывали свою силу и ловкость, принуждены были прекратить бой, и из всех сражающихся на арене оставалось всего только двое бойцов.

Успех победителя провозглашается трубами и громогласными кликами.

Рыцари всегда отличались деликатностью и великодушием; победители никогда не гордились своим преимуществом и почти всегда обращались с теми, кого побеждали, так что последние никогда не завидовали своим победителям, а чаще всего становились их искренними друзьями.

Турнир обыкновенно продолжался несколько дней подряд; на другой день опять стекались зрители и опять на арену являлись бойцы, желавшие выказать свою силу, ловкость и мужество; изменялся только род битвы. В первый день турнира, как уже говорилось выше, происходило обыкновенное ломание копья, но в следующие два дня велась более серьезная битва, которая была изображением почти всех опасностей войны; тут происходила и воображаемая атака бастиона, и взятие приступом вала, защита дефиле или моста через реку. Но вот бой окончен; наступила минута наградить победителя. Герольды и маршалы начинали собирать голоса присутствующих, в особенности дам, которых считали вполне компетентными в этом деле; собрав голоса, герольды и маршалы отдавали отчет, вполне точный и беспристрастный, тому королю или принцу, который председательствовал на турнире. Тогда судьи во всеуслышание провозглашали имя победителя, а герольды громко прославляли его.

Прославляемый победитель подходит к балкону королевы и преклоняет перед ней колено, а она, взяв из рук супруга почетный венок, надевает его на голову коленопреклоненному перед ней победителя. После этого рыцарь произносит благодарственную речь королю.

Окончив свою короткую речь, победитель поднимается с колен, его голова увенчана лавровым венком, что в то время считалось великой наградой; тогда снова раздаются восклицания и рукоплескания. Восторгу публики нет границ; храбрый победитель, взволнованный такими похвалами и таким восторгом, положительно изнемогает под бременем такого счастья и такой всеобщей похвалы.

После турнира рыцарь снимал свое запыленное, а иногда и сломанное вооружение и отправлялся в баню; вымывшись, он уже не надевал тяжелых лат и кольчуги и облачался в легкое полукафтанье; это платье всегда было какого-нибудь яркого цвета, с прекрасной вышивкой; оно доходило до колен и застегивалось спереди, как туника. К этому костюму надевали узкие панталоны, цветные короткие ботинки, белый шелковый пояс, обшитый золотой бахромой, и весь этот костюм дополняла красная мантия с богато вышитым воротником. На груди обычно красовались рыцарские ордена.

Нарядившись таким образом, рыцари ожидали верных пажей, которые должны были сопровождать своих патронов во дворец, где было приготовлено пиршество для придворных дам и кавалеров, а также и для всех участников турнира.

Тут, в роскошных залах дворца, собиралось самое отборное общество; но взоры всех присутствующих были обращены на победителей. Все обращали на них особенное внимание, все расточали им похвалы.

Когда все гости были уже в сборе, то их приглашали садиться за стол; рыцари, одержавшие победу на турнире, садились подле короля или вблизи него, но непременно за одним столом.

Ни одно из блестящих празднеств греков и римлян не напоминало французского турнира. Олимпийские игры греков, славнейшего народа в мире, не имели ничего общего с турнирами рыцарей; их нельзя было даже и сравнивать, так как преимущество, конечно, осталось бы на стороне рыцарских турниров. (Маршанжи).



 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:08 | Сообщение # 6
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

Происхождение гербов. Гербы берут свое начало в самой глубокой древности. Это особого рода символические знаки, по которым узнавали во время боя вождя, племя, народ. Гербы были придуманы не из одного тщеславия, но их можно считать не иначе как справедливой наградой за личные заслуги.

Этими особыми символическими знаками различались как отдельные лица, так и колена, города, царства, народы; различались гербами благородные от неблагородных, знатные от незнатных. Но более всего, особенно во время военных действий, гербы служили для распознавания своих от чужих; по гербам рассеянные войска собирались в одном каком-либо условленном месте.

Но символические военные знаки, употреблявшиеся часто как символы или как украшения, не были именно тем, что привыкли называть гербами, то есть постоянными отличиями знатного происхождения какого-либо лица и наследием, жалуемым тому или иному роду. Такое значение гербов- это учреждение более позднего времени, что, по словам Маршанжи (в его “Gaule poetique”), можно отнести ко времени крестовых походов.

Дамы всегда относились с особым уважением к храбрости и мужеству мужчин, и, чтобы выразить свое удивление и почтение, они вышивали различные достославные и выразительные символы не только на мебели своих замков, но и на одеяниях своих отцов, братьев и мужей. На оградах тоже были изображения этих символических знаков; их рисовали на потолках и на стенах, на щитах и на могильных памятниках, их освящали в церквях; во время торжеств они служили лучшим украшением зал пиршеств; их носили на своих одеяниях оруженосцы, пажи, воины и все лица рыцарского замка. Все эти различные знаки рыцарских подвигов образовали как бы особый иероглифический язык. Крест простой, двойной, обвитый, зубчатый, зазубренный, изрубленный, крест из цветов красовался повсюду в различных видах и являлся символом той святой цели, ради которой были предприняты крестовые походы. Ласепед в своей “Истории Европы” говорит: “Пальма напоминала Идумею; арка- взятый или обороняемый мост; башня- взятый приступом замок; шлем- вооружение грозного и смелого врага; звезда- ночное сражение при свете луны и звезд; меч- обыкновенное сражение; полумесяц- поражение мусульманина; пика, повязка, ограда, две полосы, сходящиеся под углом, - взятые и разрушенные преграды; лев или тигр- неустрашимую доблесть; орел- высокую доблесть и отвагу. Вот отсюда и началась система происхождения гербов”.

Такие гербы, утвержденные и пожалованные государем, никогда не изменялись и становились неотъемлемой собственностью семейства и рода. Были особого рода люди, в обязанности которых входило изучать эти отличия и в особенности наблюдать за исполнением постановленных правил относительно целости и неизменности гербов; такие люди назывались герольдами, а знания, необходимые для отправления подобной обязанности, назывались геральдикой.

Для гербов на щитах употребляли два металла (золото - цвет желтый - и серебро- цвет белый), четыре краски или цвета (голубой, зеленый, красный и черный), два меха (горностаевый и беличий). Кроме того, геральдика приписывает цветам особые названия и значения. Так, голубой называется лазурь и означает воздух, зеленый - яшма, красный - огонь и черный - земля. Некоторые писатели присвоили этим металлам и цветам еще и символическое значение. По их мнению, золото- это эмблема богатства, силы, верности, чистоты, постоянства; серебро- невинности, чистоты; голубой цвет- это эмблема величия, красоты, ясности; красный- храбрости, мужества, неустрашимости; зеленый- надежды, изобилия, свободы; черный- скромности, образования, печали.

Поле гербового щита делилось на несколько отделений горизонтальными, вертикальными и диагональными линиями; в этих отделениях размещали краски и символы; они иногда соответствовали друг другу и были волнисты, с выемками, обрублены, связаны, переплетены, перевиты и так далее. Вне поля герба были изображены другие фигуры; украшений было три рода: украшения вверху, с боков и кругом.

Над гербом изображали короны, шапки, шлемы, наметы, нашлемники, иногда девиз или военный клич и бурелеты. Последние происходят от французского слова le bourrelet- это был жгутик из ткани, набитый шерстью, который накладывали на шлем. Его окрашивали такими же цветами, как и щит; в гербах простых нетитулованных дворян такой бурелет, или жгутик, назывался фреской.

Шлемы и шишаки рисовали на гербах или в профиль, или в фас с опущенным, с полуоткрытым или с совсем поднятым забралом и с большим или меньшим числом решеточек на нем, смотря по достоинству и по древности происхождения рода. Самой верхней частью украшения гербов был нашлемник; его составляли из всякого рода цветов, фигур и перьев, животных, деревьев и прочего. В обычае также было помещать девизы и клич над гербом.

По сторонам бывали изображения ангелов, людей, богов, чудовищ, львов, леопардов, единорогов, деревьев и других предметов; такие фигуры назывались щитодержателями. Были еще и другие украшения, присвоенные известным званиям и обозначавшие особые достоинства.

Для того, чтобы правильно объяснить герб, необходимо изучить его фон, на котором выгравированы или нарисованы фигуры, а потом уже и сами фигуры. Фон называется в геральдике полем, а фигуры - знаками.

Поле герба всегда бывает покрыто одним из металлов, мехов или цветное; далее следует главная фигура, или главный знак; цвета или краски знаков те же, что и цвет или краска поля, за исключением только того случая, когда требуется естественный цвет.

В основу геральдики входит следующее правило: если поле покрыто какой-нибудь краской или мехом, то фигуры, или знаки, должны быть покрыты металлом; и наоборот, если поле покрыто металлом, то фигура, или знак, покрывается краской или мехом. Такое правило объясняется следующим образом: нельзя класть металл на металл и краску на краску. Делать иначе значит совершенно извращать науку геральдики.

Верхняя часть в гербе называется главой (le chef), а нижняя часть - подножием (la pointe). Все помещаемое в гербе обнимает собой следующее: во-первых, всевозможное вооружение; во-вторых, не только всевозможных животных, но даже птиц, рыб и насекомых – словом, от слона до муравья; в-третьих, всевозможные растения, начиная от дуба и кончая самым простым полевым цветком; в-четвертых, все блестящее - от светил небесных до металлов и камней, которые находятся в недрах земли; в-пятых, все мифические и фантастические существа, например, чудовища, грифы, фениксы, двуглавые орлы и так далее. Если на гербах изображают животных, то они всегда смотрят влево. Кроме того, на гербах изображают и символы религии; но чаще всего изображают крест в самых различных формах, как уже упоминалось выше.

Читать гербы - это значит объяснять гербовые знаки. Для этого следует сначала назвать поле, потом знак и его цвет, при этом употреблять известную формулу.

Гербы представляют самое большое разнообразие, и, конечно каждый знак имеет свое символическое значение.

Знатоки геральдики разделили гербы на несколько разрядов, чтобы не путаться в этом лабиринте всевозможных гербов. Разберем эти разряды по порядку.

1) Гербы коронованных особ (armoiries de la souverainete). Гербы коронованных особ часто составляют одновременно и гербы тех государств, которыми управляют эти лица; кроме того, государи часто прибавляли к гербам своих областей и гербы тех стран, на которые эти государи имели притязание, потому что этими странами владели их предки; хотя позднее они и были отторгнуты, но царствующие государи еще вполне не отказались от них; такие гербы назывались гербами претензии (armoiries de pretention).

2) Уступленные гербы (armoiries de concession). Часто в награду за какие-нибудь особые подвиги государи жаловали отличившемуся свой герб или прибавляли к его прежнему гербу новые почетные эмблемы.

3) Гербы корпораций (armoiries de communaute). Эти гербы разных учреждений Западной Европы: архиепископств, епископств, капитулов, университетов, обществ, компаний и корпораций.

4) Протекционные гербы (armoiries de patronage). Часто должностные лица, которые управляли областями, рыцарскими замками и тому подобным, прибавляли к своим фамильным гербам различные эмблемы как знак своего преимущества, своих прав и достоинства, полученных ими от своих патронов.

5) Фамильные гербы (armoiries de famille). Такие гербы переходят по наследству и служат отличием одного дома или одной фамилии от другой.

6) Гербы по супружеству (armoiries de d’alliance). Это такие гербы, когда в главный герб вставляются прибавочные атрибуты для означения родственных связей, когда одна фамилия через брак приходит в родство с другим родом.

7) Гербы по преемству (armoiries de succession). Кроме перехода гербов по прямой линии наследства, гербы могли быть присвоены лицу совершенно чужому или не имеющему прав прямого наследства; эти гербы переходили к таким лицам или вполне, или же соединялись с их первоначальным гербом; но на это всегда требовалось разрешение верховной власти.

8) Гербы по выбору (armoiries de choix). Лица, получившие дворянство за особые заслуги перед государством, конечно, не имели своего собственного герба и потому избирали особого рода эмблемы, напоминавшие им тот род деятельности или занятия, в котором они стяжали себе это отличие.

Но геральдические знаки происходят еще и от тысячи других причин. Иногда они служат обозначением заслуг; затем, были еще и такие знаки, которые означали то залог ревностного сострадания, то воспоминания о путешествии к святым местам, то обет, то символы доблестей, талантов и удовольствий; две пожимающие одна другую руки означали согласие и верность, столб и якорь - непоколебимую надежду, шар или хлебы - благотворительность, соты - церковные праздники и гостеприимство.

Оригинальными знаками нежности и любви во французской геральдике были следующие: два журавля, держащие в клювах кольцо или миртовую ветку; сердце, пронзенное стрелой; кольца, роза с шипами или без шипов, дерево, перевитое ветками плюща, и тому подобные символические знаки”.

Города заимствовали свои гербы и эмблемы от присущих им особенностей. Так, например, у Фрисландии, страны низменной, были в гербе листья кувшинки и волнистые повязки. Болонья, где водится много лебедей на водах, поместила эту птицу и на своем гербе. Как известно, центр Парижа имеет форму корабля, а потому и в гербе столицы Франции изображен корабль с распущенными парусами под небом, усеянным лилиями. Город Тур имеет на своем гербе три башни.

Особенно же размножились эмблемы в гербах в Западной Европе во время междоусобных раздоров и крестовых походов.

Борьба, происходившая между Йорками и Ланкастерами, породила двух соперниц - белую и алую розу.

Времена Лиги и Фронды породили во Франции массу эмблем в гербах французского дворянства.

Но благодаря крестовым походам было введено в гербы множество аллегорических знаков. В значительном числе гербов крестоносцев встречаются кресты, раковины, птицы без ног и клюва и всевозможные монеты.

Но крест, который изображали на одежде участников крестовых походов как символ той святой цели, для которой предпринимался поход, изображался в большей части гербов и служил как бы воспоминанием об этих религиозных странствованиях.



 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:16 | Сообщение # 7
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline
История рыцарских турниров

Происхождение турниров теряется в глубине веков. Согласно общепринятой точке зрения, они восходят к древним военным играм на родовых собраниях или обрядах инициации германских племен. В различных так называемых варварских обществах (не только германских) обряд инициации включал вручение юноше оружия. После этого происходили первые публичные поединки юношей, только что ставших полноправными членами племени (взрослыми воинами). Поединки, часто групповые, в которых участвовали не только юноши, но и зрелые воины и даже старейшины и жрецы, проводились на различных церемониях, таких как выбор нового вождя, погребение вождя и т. п. Вместе с тем спортивные состязания (гиппика гимназия), очень напоминавшие средневековые турниры, проводились еще во времена Римской империи. В них участвовали вооруженные затупленными дротиками всадники, которые разделялись на две команды. Одна команда служила мишенью, а другая метала дротики; очки засчитывались по количеству попаданий. Все участники этих игр, а также их лошади наряжались в специальные роскошные рельефные доспехи. Особенно примечательны закрытые шлемы (совершенно не типичные для боевого снаряжения) с изображением мужских и женских лиц. Вероятно, одна команда представляла греков, а другая - амазонок. Историки считают, что такие игры не были исконно римскими, а пришли от кельтов или с Востока. Поэтому стоит, наверное, искать прообразы турниров во времена, предшествовавшие переселению древних германцев.

Большинство историков сходятся во мнении, что первые настоящие рыцарские турниры, подчиненные определенным правилам, стали проводиться в IX в. Хронист Нитгард так описывает состязания отрядов Людовика Немецкого и его брата Карла Лысого, проводившиеся в середине IX в.: «Для телесных упражнений они часто устраивали воинские игры. Тогда они сходились на особо избранном с этой целью месте, и в присутствии теснившегося со всех сторон народа большие отряды саксов, гасконцев, австразиев и бретонцев бросались быстро друг на друга с обеих сторон; затем одни из них поворачивали своих лошадей и, прикрывшись щитами, искали спасения в бегстве от напора врага, который преследовал бегущих; наконец, оба короля, окруженные отборным юношеством, кидались друг на друга, уставив копья вперед, и, подражая колебанию настоящей битвы, то та, то другая сторона обращалась в бегство. Зрелище было удивительное по своему блеску и господствующему порядку: так что при всей многочисленности участвовавших и при разнообразии народностей никто не осмеливался нанести другому рану или обидеть его бранным словом, что обыкновенно случается даже при самом малочисленном сборище и притом состоящем из людей, знакомых друг с другом».

Некоторые источники упоминают о проведении подобных состязаний и в X в. Первое упоминание о турнире XI в. относится к 1062 г., когда во время осады два рыцаря сразились на глазах у обеих армий, и один из них был убит. Вероятно, Готфрей де Прейи привнес в турниры какую-то систему, стараясь сделать их более регламентированными. Однако на турнире 1066 г., проведенном по разработанным им правилам, сам Готфрей был убит. Очевидно, что турниры в то время если чем и отличались от настоящего сражения, то только целью - взять соперника в плен и получить за него выкуп, а не убивать. При этом использовалось любое оружие ближнего боя, даже луки и арбалеты. Турниры еще не имели четкой организации, были спонтанными и не столь торжественными, как в более позднее время. Вместе с тем они были и более демократичными, не являясь еще исключительной привилегией феодальной аристократии. Известно, что в 1077 г. на одном из таких состязаний погиб молодой человек, который был сыном башмачника.

Первоначально турниры проводились только в Германии и Франции. Лишь в середине XII в. практика турниров проникла в Англию и Италию, а несколько позднее охватила и все другие европейские страны. Матвей Парижский в своей истории Англии (1194г.) называет турниры галльскими боями, из чего следует, что в Англии эти игры считались французским изобретением. Около 1150 г. в немецких хрониках при описании турниров впервые начинает фигурировать термин «бугурт», по поводу которого у современных историков больше вопросов, чем ответов. Некоторые полагают, что это был общий термин для обозначения турнира, на смену которому в конце XII в. пришло французское слово «турнир». Однако синонимичное французское название (behourd) иногда встречается еще и в XIII в., а в Италии соревнования, известные как bagordo, пользовались популярностью вплоть до XVI-XVII вв. Наиболее вероятным представляется, что первоначально под этим термином понимали турнир вообще, но позднее словом «бугурт» стали называть состязания, проводившиеся в легких доспехах или вообще без них, в которых могли принимать участие не только знать, но и горожане, и такие состязания часто сопровождали фестивали.

В период с 1100 по 1400 г. в английских и французских хрониках фигурирует и другой термин - «хейстилъюд». Дословно он переводится как «игра с копьем» и использовали этот термин как синоним слова «турнир» по отношению ко всем копейным схваткам, групповым и одиночным.

В XII и XIII вв. турниры были чрезвычайно опасны для участников, так как проводились только на боевом оружии и в обычных, не усиленных доспехах (основным видом доспеха в то время была кольчуга, которая плохо держала колющий удар, особенно копейный). О том, где, когда, по какому поводу будет проводиться турнир, обычно заранее оповещали гонцы - за две-три недели (в особо торжественных случаях - за несколько месяцев). Участники турнира разделялись на две команды, как правило, по территориальному или национальному признаку. Часто норманны и англичане объединялись против французов. Прочие одиночки, прибывшие на турнир, либо присоединялись к уже сложившимся группам, либо образовывали свою собственную.

Обычно турнир начинался утром и заканчивался с наступлением сумерек. Пленников отводили в сторону, где они и ожидали окончания схватки. При этом полагались исключительно на их честное слово, которое, правда, иногда нарушалось. К вечеру определяли победителей турнира (если турнир длился один день), после чего часто устраивали пир, во время которого обсуждались события дня.

Основной формой турнирных схваток в XII в. были групповые бои (меле). Поединки двух рыцарей в XII-XIII вв. были еще редкостью, хотя к концу XII в. число участников в групповых боях уменьшилось. Схватка обычно начиналась конно-копейной сшибкой. Вплоть до XII в. копье держали только в руке, как в древности, иногда прижимая к бедру. В XII в. получил широкое распространение новый способ удержания копья - под мышкой, хотя специальных копейных крюков в то время еще не существовало. Такой способ удержания копья уже можно наблюдать у некоторых рыцарей, изображенных на знаменитом ковре из Байё (1077-85 гг.), но тогда это было скорее исключением, чем правилом. Новое удержание копья способствовало более мощному удару, что сделало копейную сшибку основной формой турнирных состязаний и характерной чертой рыцарских боевых действий. Основные цели конно-копейной сшибки заключались в том, чтобы выбить противника из седла или «преломить» свое копье о его щит. В первом случае демонстрировались сила и ловкость и выбиралась большая дистанция. Во втором случае рыцарь показывал свое умение выдержать удар копья, не упав с лошади (в XII-XIII вв. копье имело не более 6,5 см в диаметре и было достаточно легким).

Самым красивым считался бой, в котором оба участника сломали свои копья, не выпав при этом из седел. Обычно на четверть корпуса позади лошади рыцаря должен был двигаться - верхом или пешим - слуга, называвшийся турнирным стражником. Его задачей было удержать лошадь и подстраховать выбитого из седла всадника. В рыцарских романах и книгах о турнирах эту услугу обычно обходят вниманием, хотя без помощи турнирных стражников состязания рыцарей были бы еще более опасными. Правила в это время были весьма вольными: всадник мог атаковать пешего, а несколько рыцарей могли напасть на одного. Поэтому некоторые лорды приводили с собой целый отряд пехоты для прикрытия от неожиданной атаки. Для того чтобы рыцари не использовали турниры для сведения собственных счетов, воины давали клятву, что будут участвовать в турнирах только для совершенствования воинского искусства.

Участвуя в турнирах рыцари преследовали две цели: продемонстрировать свою доблесть и подзаработать. Дело в том, что победитель получал доспехи и лошадь проигравшего. Их стоимость всегда была невероятно высокой - она составляла 30-50 голов скота. Более того, часто в плен брали и самого рыцаря в надежде получить за него выкуп. Уильям Маршалл, возглавивший впоследствии конную стражу короля, сколотил на турнирах целое состояние (за 10 месяцев 1177 г. он вместе с другим рыцарем пленил 103 соперников). Лишь в XIII в. этот обычай стал символическим: победитель получал только часть доспеха, например шпору или плюмаж с шлема. Но в это же время устроители турниров стали награждать победителей из своих средств. Подарки были почетными и часто дорогостоящими: доспехи, боевые лошади, оружие, кубки, охотничьи соколы и др. Однако иногда призы были курьёзными, не столь ценными и скорее могли привести в замешательство. Например, призом на английском турнире 1215 г., врученным королевой турнира, был медведь.

Самым загадочным и малоизвестным в настоящее время видом турнира был «круглый стол». Зародившись в Англии примерно в начале XIII в. (первое письменное упоминание относится к 1232 г.), это состязание позднее проводилось и в других странах Западной Европы, хотя заметно реже, чем в Англии. Название, очевидно, восходит к легендарным собраниям за Круглым столом при дворе короля Артура. Скорее всего, это было светское собрание, в котором турнирные состязания составляли лишь одну из его частей. О боях известно только то, что они проводились на тупом оружии. Каждого, «преломившего» копье, допускали к круглому столу. Круглый стол был особенно распространен в Англии вплоть до середины XIV в., затем его популярность начала постепенно сходить на нет.

Высокая смертность и травмы рыцарей на турнирах не могли не беспокоить правителей. Ведь лучшие рыцари, костяк армии, рисковали на них жизнью, могли потерять коня и вооружение или попасть в плен. Была и другая причина для неодобрения турниров. Так как команды рыцарей для турниров обычно формировались по территориальному признаку, ристалище нередко встречались соперничавшие кланы, что превращало турнир в настоящее побоище, иногда даже с участием слуг и зрителей. В Англии турниры были запрещены вплоть до 1194 г., когда Ричард I Львиное Сердце разрешил их проведение, но только в пяти оговоренных местах. При этом все участники должны были вносить плату в королевскую казну в зависимости от своего положения: граф - 20 серебряных монет, барон - 10, рыцарь, обладающий землей, - 4, безземельный рыцарь - 2 монеты. Иностранным рыцарям было запрещено участвовать в турнирах в Англии. Таким образом король решил сразу несколько проблем: пополнение собственной пустующей казны и ограничение конфликтов, часто возникавших при участии в турнирах рыцарей из враждующих стран. Церковь неоднократно (в 1130,1139,1148,1179,1193 и 1228 гг.) издавала эдикты против турниров. Самым мягким был эдикт, запрещавший проводить схватки с пятницы по понедельник, а также в праздничные дни. В XII в. церковь даже запретила хоронить убитых на турнире по христианскому обычаю. Этот запрет, однако, мог быть обойден, если рыцарь перед смертью успевал принять монашество.



 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:17 | Сообщение # 8
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

В конце XIII в. вв
одятся более безопасные турнирные правила - Status Armarium. В середине этого века появляется и специальное притупленное турнирное оружие – «оружие мира». Специальный список запретов определял последовательность применения разных видов оружия, а также части тела, по которым разрешалось (или запрещалось) наносить удары. Чаще всего запрещалось атаковать ноги противника и его правую руку, не прикрытую щитом. При попадании в какую-либо запретную зону рыцарю засчитывали штрафные очки, а если этот удар приводил к ране, то победа автоматически присуждалась раненому. Было также запрещено выступать группой против одного рыцаря (что нередко практиковалось раньше). Правила коснулись также зрителей и слуг - им запретили появляться на турнирах в доспехах и с оружием. Причем графу, барону или рыцарю не разрешалось иметь в свите больше трех вооруженных человек, и сопровождавшие его люди должны были носить герб своего сюзерена. Сделано это было для того, чтобы турнир не перерастал в сражение. Любому, нарушившему правила, грозили потеря лошади и вооружения или даже тюремное заключение до трех лет.

В начале XIII в. покровительницами турниров становятся дамы. Связано это было, очевидно, с появлением идеалов романтической любви, воспетых в рыцарских романах XII в. С того времени среди рыцарства становится модным носить цвета своей дамы. В качестве особого расположения к рыцарям дамы вручали им аксессуары своего туалета. Часто это была вуаль, которую рыцарь прикреплял к своему шлему или копью. Заключительный поединок стали посвящать дамам. Ульрих фон Лихтенштейн во время своих поединков требовал от побежденных им на турнирах рыцарей, чтобы те кланялись в честь дам четырем сторонам света, а рыцарь, сломавший в бою против него копье, получал золотое кольцо, чтобы вручить его своей даме.

Турниры становятся не только схватками рыцарей, но и приобретают черты театрализованных представлений. Один из противников Ульриха фон Лихтенштейна прибыл на турнир в черной одежде монаха и даже в парике с выбритой макушкой, надетом на шлем! Есть также упоминание о приключении этого рыцаря и его товарищей, когда они оделись в одежды короля Артура и его придворных. Турниры сопровождались танцами и другими играми. Кроме того, на турнирах всегда присутствовали менестрели и бродячие музыканты, которые путешествовали от двора ко двору, рассказывая о проходивших турнирах и создавая таким образом рекламу организаторам турниров и выдающимся бойцам. В XIV в. турниры приобрели еще большую регламентированность. Как правило, накануне турнира рыцари выставляли свои щиты с гербами. Щиты могли быть двух типов: щит мира и щит войны, в зависимости от того, на каком оружии хотели биться противники. Любой желающий сразиться должен был явиться сам или прислать своего представителя, чтобы коснуться жезлом соответствующего щита. Специальные люди следили за этим и записывали имена бойцов. Есть по крайней мере одно описание такого турнира, оставленное хронистом Фруассаром. Турнир состоялся на равнине близ Кале в 1390 г., во время перемирия в Столетней войне. Трое французских рыцарей разбили рядом с ристалищем свои шатры и у входа в каждый повесили щит войны и щит мира.

Теперь бой обычно состоял из трех заездов в копейном поединке, после чего следовала пешая схватка на мечах, топорах или кинжалах, которая велась также до трех ударов. Число заездов и ударов постоянно увеличивалось и к концу XIV в. нередко достигало пяти. Вместе с тем все еще разрешались бои верхом с мечом и булавой. Бои на определенное количество ударов проводились двумя различными способами: в первом случае засчитывались только удары, достигшие цели, а во втором количество ударов оговаривалось заранее, и было не важно, поразили они противника или нет. Если после проведения всех положенных ударов победитель не был установлен, судьи обычно разрешали дополнительные удары. Так было на турнире в 1356 г., когда знаменитый рыцарь Бертран Дюгеклен бился на боевых мечах с английским рыцарем Бембро на три удара и после последнего удара герцог Ланкастерский разрешил четвертый, который и стоил рыцарю Бембро жизни.

Не прекращались турниры и во время Столетней войны. Иностранным рыцарям, намеревавшимся участвовать в турнире, выдавали охранные свидетельства для беспрепятственного проезда. Кроме того, английским и французским рыцарям необходимо было получить специальное разрешение на бой с врагом. Королевская свадьба или коронация всегда сопровождались турнирами, часто включавшими и королевскую схватку. Одно из сражений Столетней войны - «Битва тридцати» - очень напоминало турнир. Оно состоялось в 1350 г. в Бретани. Небольшой французский гарнизон замка Джосселин оказался в окружении на английской территории. С французской и английской стороны в этом сражении участвовало по 30 человек: 25 пеших и 5 конных. Отслушав мессу, они начали сражение в открытом поле. Через некоторое время бойцы были уже столь истощены, что командиры отвели их для отдыха. Затем сражение снова возобновилось. Многие были убиты в этом сражении, а те, кто остался в живых, попали в плен к победителям, которыми оказались французы. Пленникам учтиво позволили залечить раны, а затем потребовали за них выкуп. Фруассар, который видел одного из участников сражения, сообщает, что его лицо было столь изрублено, что трудно было даже представить, сколь тяжелой была эта битва.

Хронист Фруассар приводит любопытную историю схватки английского и французского рыцарей на турнире в Португалии. Английский рыцарь был вызван на шесть поединков - три на копьях и три на топорах, мечах и кинжалах, причем было разрешено использовать острое оружие. И все это во имя любви дамы. Ристалище было большое, обильно посыпанное песком, с галереями для знати. По сигналу оба рыцаря атаковали друг друга и попали копьями в забрала шлемов. Французский рыцарь расколол свое копье, а англичанин сбил с француза шлем, так как он крепился только одним шнурком. При последующих заездах повторилась та же история, в итоге английский рыцарь не сломал ни одного копья. Англичане стали роптать, но им разъяснили, что никто не запрещал и английскому рыцарю оставить свой шлем незакрепленным. Француз был объявлен победителем. По-видимому, свободные крепления шлемов были общепринятыми на турнирах в Португалии и Испании. В течение XIV в. проведение турниров сопровождается все большей пышностью. Необходимость идти на большие расходы, чтобы участвовать в турнире, не позволяла многим молодым людям добывать себе славу таким путем. Важную роль приобретали также формальности и ритуал. С участников все чаще требовали доказательства их благородного происхождения. Турнир постепенно терял связь с реальной войной и обрастал всевозможными театрализованными представлениями. Так, на одном турнире в Смитфилде (ныне район Лондона) в 1343 г. бойцы оделись в костюмы Римского Папы и его кардиналов. Популярным (вероятно, благодаря романтической литературе) был также образ «таинственного рыцаря». При этом ни на щите, ни на накидке не было гербов, а лицо закрывал шлем, который рыцарь не снимал до конца турнира.

До наших дней сохранилось расписание турнира, проходившего в Смитфилде в 1390 г. Турнир длился с воскресенья по пятницу. Его открывала процессия из 60 дам, которые вели на серебряных цепях вооруженных рыцарей (что вообще на протяжении всего XIV в. было своего рода «писком» моды). В течение двух дней проходили схватки рыцарей, после чего победителям вручали призы: золотую пряжку - лучшему среди тенанов (рыцарей, бросающих вызов) и золотую корону для лучшего копья среди венанов (рыцарей, отвечающих на вызов тенана). На следующий день, во вторник, на ристалище состоялись бои между оруженосцами (еще не посвященными в рыцарское звание дворянами). Призы оруженосцев включали полностью экипированного боевого коня - лучшему венану, и сокола - лучшему тенану. В среду проводились смешанные турниры, в которых участвовали рыцари и оруженосцы, а четверг и пятница были отведены исключительно для празднеств, маскарадов и банкетов. Дамы принимали все более активное участие в турнирах. Если рыцарь сражался ради одной дамы и побеждал на турнире, то его дама становилась королевой турнира. Кроме того, победитель мог требовать поцелуя или подарка от своей дамы. Помимо обычных аксессуаров, которые дамы вручали рыцарям в знак своей благосклонности, все чаще стали преподносить пояс верности - в качестве обязательства дамы выйти за рыцаря замуж. Позднее пояс верности был заменен подвязкой с надписью на французском: «Любовь без конца». К концу XIV в. дам иногда просили выбрать победителя турнира. Соперничество рыцарей из-за любви дамы часто порождало глубокую ненависть и вражду между ними. Поэтому короли, которым и так с трудом удавалось удерживать в узде своих вассалов, нередко были ярыми противниками турниров. Так, одним из ордонансов 1312 г. Филипп Красивый запретил своим рыцарям участвовать в турнирах, причем вне зависимости от того, в чьем королевстве проходил турнир. Ослушавшимся грозили тюремное заключение, изъятие годового урожая, конфискация доспехов и лошадей. Впрочем, эти запреты никогда не были долговечными, так как монархи и Церковь прекрасно понимали, что могут лишь добиться перемирия в этих куртуазных сражениях, а не запретить их навсегда.


 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:17 | Сообщение # 9
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

Иногда во время турниров дворян посвящали в рыцари, однако большинство королей и сеньоров выступали против такого обычая, справедливо считая, что победа в потешном бою недостаточна для получения рыцарского звания и что это принижает статус рыцарства.

Самое раннее свидетельство о проведении потешной осады относится к началу XIV в. Это изображение на костяной шкатулке по мотивам известного сюжета из рыцарской куртуазной поэзии - «Штурм замка Любви». Рыцари, одетые в доспехи, атакуют замок, защищаемый девицами. Девицы бросают в атакующих цветы, а в левой части изображения помещен воин, наполняющий «ложку» осадной метательной машины охапкой цветов. Такое развлечение, получившее название шармютцелъ, было очень популярно и в последующие века. Обычно строилась деревянная крепость, которую штурмовали и защищали две партии рыцарей. Подобные игры были также излюбленными интермедиями во время пиров. Тогда между столов пере двигали на катках деревянный замок, полный воинов, который атаковала группа рыцарей, в то время как другие читали моралите и стихи в честь дам.

В XV в. турнир достигает зенита своего развития. Особой пышностью отличались турниры, проводившиеся при бургундском дворе. Но и во многих городах Италии, таких, как Флоренция, Милан, Венеция и Рим, проходили турниры, не уступавшие по роскоши бургундским. Здесь, как правило, предпочитали триумфальные колесницы и торжественные процессии. В 1466 г. в Падуе в подобном представлении была задействована огромная конная фигура Юпитера, а в 1501 г. на одну из площадей Рима вкатили корабль, который затем взяли приступом. Вероятно, к концу XV в. турниру в Италии предшествовало чтение драматических стихов, по крайней мере такой случай был зафиксирован в 1475 г. В Германии в первой половине XV в., наоборот, наблюдается спад увлечения турнирами. И только после 1479 г. турниры проводятся чаще. Немецкая знать была не так богата, как бургундская и итальянская, поэтому зрелища были менее фантастическими. В то же время немецкие принцы лично принимали самое активное участие в турнирах, считая чрезвычайно важным показать себя первыми среди вассалов. Интересно, что немецкие рыцари специально готовили своих лошадей для турниров, а переписка того времени показывает, что хороших турнирных лошадей даже одалживали.

Несмотря на то, что турниры к этому времени были строго регламентированы, участие в них оставалось весьма опасным. Многие рыцари настолько увлекались боем, что забывали о правилах. Так, на турнире в Валенсии в 1403 г. испанский рыцарь схватил французского за ногу и пытался заколоть его. Положение спас арагонский король, который бросил вниз свой жезл и этим остановил схватку. В 1402 г. в Орлеане состоялся турнир между рыцарями герцога Орлеанского и английскими рыцарями. Во время одного из боев на француза напали сразу два английских рыцаря. Но план англичан провалился: один из английских рыцарей был убит, а в последовавшей затем кровавой схватке француз одержал победу и над вторым. После этого случая отношения между французскими и английскими рыцарями настолько испортились, что в 1409 г. французский король издал специальный указ, запрещавший любые схватки с применением острого оружия. Самым важным нововведением XV в. был барьер, разделивший конных противников в копейной сшибке. Впервые барьер упоминается в описании французского турнира в 1429 г., но появился он, вероятно, еще раньше в Италии, так как поединок с барьером называли «итальянским порядком». Первоначально это был просто канат со свисавшей с него тканью, но около 1440 г. вместо каната стали использовать деревянный барьер высотой около 180 см. В Англии барьер стал использоваться около 1430 г., а в Германии он начинает применяться только к концу столетия. Использование барьера сделало поединки намного безопаснее. Без барьера сражавшиеся могли атаковать друг друга и слева, и справа. Такие столкновения нередко приводили к травмам лошадей и коленных чашечек всадников. Особенно опасной была встреча бойцов с правой стороны: эта сторона была не защищена щитом, а встречный удар копьем, направленный под прямым углом, был чрезвычайно мощным. С введением барьера рыцари атаковали друг друга только по левой, защищенной щитом стороне. Кроме того, было рассчитано, что, если рыцари находятся на расстоянии около 1 м от барьера и вооружены копьями длиной 4 м, то угол между копьем и барьером составит 25-30°. Направленное под таким углом копье значительно легче ломается, что делает удар безопаснее. На иллюстрациях XVI в. иногда можно видеть, что концы барьера загибаются вправо, заставляя рыцарей после заезда уходить вправо. Это делали для того, чтобы предотвратить наезд разогнавшегося рыцаря на ограждение ристалища или трибуны зрителей. Поединки с барьером полностью не исключили, однако, свободных поединков, став лишь альтернативной их формой.

В XV в. особую популярность приобретает вид турнира под названием па д’арм. Такие турниры организовывались по мотивам какой-либо истории, а собственно схватка составляла лишь часть ее; данный вид турнира очень напоминает более ранний круглый стол. В па д’арм обычно один или несколько рыцарей (тенанов) удерживали ристалище или его часть от прибывавших рыцарей (венанов). Идея этой игры, очевидно, происходит от частных турниров-поединков, когда странствующий рыцарь располагался на мосту или перекрестке дорог и не пропускал ни одного рыцаря без боя. Каждый копейный поединок длился в течение получаса - саблона (в пер. с франц. - «мелкий песок»), то есть времени, за которое мелкий песок пересыпался из верхней части песочных часов в нижнюю. Сломавший наибольшее количество копий считался победителем заезда. Разрешались, однако, не только поединки с копьем (джаусты), но также групповые пешие и конные схватки (меле) с мечами или булавами. В этом виде турнира часто использовали искусственную насыпь или специально огороженное место (перрон), обычно с расположенным внутри или рядом деревом, получившим название «Рыцарского дерева». На перрон или на само дерево (если таковое было) тенаны вывешивали свои щиты, причем цвет щита соответствовал определенному типу боя. Например, на турнире па д’арм в 1443 г. близ Дижона прикосновение к черному щиту означало вызов на копейный поединок (джауст), а к фиолетовому - на пеший бой. На этом турнире 13 рыцарей удерживали свою территорию в течение 40 дней (исключая воскресенья и дни банкетов).

Турниры па д’арм всегда сопровождались какими-либо театрализированными представлениями с определенным сюжетом. Так, на одном из турниров в 1449 г. его хозяйка появилась в костюме пастушки, а галереи были покрыты соломой. Два рыцаря, изображавшие пастухов, бросили перчатки, при этом один из них нес черный щит, вызывая тех, кому везет в любви, а другой - белый щит, приглашая на бой кавалеров, любовь которых была безответной. На другом турнире, состоявшемся в том же году, перед павильоном установили изображение дамы, а также единорога с тремя щитами - белым, фиолетовым, чёрным. Прикосновение к белому щиту означало вызов на бой с топором. Проигравший должен был носить золотой браслет в течение года или найти даму с ключом от него. Фиолетовый щит служил приглашением к пешему бою на мечах. Сваленный на землю в таком поединке должен был преподнести рубин самой прекрасной даме в королевстве. Удар по черному щиту указывал на желание скрестить копья 25 раз на конях с боевыми седлами. Проигравший должен был послать копье суверену рыцаря-победителя. Призом лучшему в этих схватках служила золотая копия оружия, которым рыцарь одержал победу. Надо отметить, что данный турнир длился целый год - с ноября 1449 г. по октябрь 1450 г., причем в ноябре, декабре и январе никто не ударил ни по одному щиту.

В противовес популярности турниров-спектаклей па д’арм, а может быть, и в качестве реакции на них, в XV в. отмечается увеличение числа турниров, проводимых на настоящем, боевом оружии (а утранс). Вместе с тем определенного лоска не были лишены и они: сохранилось немало писем, в которых содержался вызов на поединок, напоминающий па д’арм.

После смерти Карла Смелого в 1477 г. центр проведения турниров переместился из Бургундии в Священную Римскую империю. Император Максимилиан I был большим поклонником турниров, и благодаря ему появилось множество новых типов схваток. При его дворе турниры проводились очень часто и с большой пышностью, задавая турнирную моду всей Западной Европе. Поэтому большинство турнирных терминов этого периода немецкие. Было изобретено огромное множество вариантов копейного поединка. Суть некоторых из них к настоящему времени утеряна. Однако все их многообразие происходит от двух основных типов - гештеха и реннена. В гештехе рыцари после сшибки возвращались на то место, откуда начинали атаку, поправляли снаряжение и брали новое копье. Таким образом, после каждой сшибки следовала пауза. В поединках реннен рыцари разгоняли коней, сшибались, «преламывали копья», отходили на противоположный конец ристалища и, если никто не был выбит из седла и ни у кого не был поврежден доспех, разворачивали коней, на ходу подхватывали новые копья и, меняясь местами, шли в новую атаку. Таких сшибок могло быть три или больше, причем все они проводились с полным разгоном лошади. Вероятно, именно благодаря этому произошло название «реннен» (в пер. с нем. «скачки»). Кроме указанного различия принципиально отличались доспехи: в гештехе рыцари надевали так называемый штехцойг, а в реннене - реннцойг. Рыцарское копье в поединках типа реннен было меньшего диаметра, не таким толстым, как в гештехе. Доспехи штехцойг несколько отличались в разных странах, соответственно получив названия - «немецкий», «французский», «английский», «итальянский». В поединках типа реннен доспехи также могли отличаться в зависимости от подвида поединка. Существовали доспехи со сложными пружинными конструкциями, при точном попадании в которые какая-либо часть доспеха вылетала вверх или даже разлеталась в воздухе на множество кусков. Чаще всего это был щит, но иногда взлетали вуаль, закрепленная спереди на кожаной пластине, или налобные усиления шлема. Некоторые поединки типа реннен были весьма опасны для участников. Так, в бундреннене не использовался подбородник, в вулъстреннене - шлем, а в пфанненреннене не было защищено тело. Последний считался настолько опасным, что на ристалище заранее помещали гроб!

Обычными призами на турнирах служили кольцо, венок, драгоценный камень, меч, шлем или боевая лошадь. Считается, что именно на турнирах первой половины XV в. родилась традиция, существующая до сих пор, - рукопожатие, которым рыцари обменивались после боя в знак того, что они не держат друг на друга зла. Копейные поединки были самым распространенным видом турнира, но далеко не единственным. Большую популярность в XV в. завоевали конный бой на булавах и тупых мечах, пеший бой (одиночный или групповой) без барьера или с барьером. При проведении так называемого полевого турнира рыцари делились на две группы и атаковали друг друга в линейном порядке, имитируя конную атаку, как на поле боя. Здесь все бойцы и их лошади были закованы в боевые доспехи, а оружием служило копье с острым наконечником. Обычно целью схватки было «преломить копье», и рыцари появлялись без мечей. Но иногда после копейной сшибки рыцари переходили к бою на мечах. В турнирной книге герцога Баварского, будущего Вильгельма IV, упоминаются даже два меча (еще и «седельный» меч, подвешиваемый к седлу).

Каждый знатный рыцарь должен был иметь по крайней мере один турнирный доспех, чтобы в случае вызова достойно предстать перед противником. Однако большое разнообразие в видах турниров требовало приобретать все новые и новые специальные доспехи, а это было по карману далеко не всем. Около 1510 г. мастера-оружейники нашли выход. Они стали изготавливать доспехи гарнитурами. Путем замены некоторых деталей один и тот же доспех мог использоваться как в бою, так и на турнире, причем и в пешем бою, и в конном поединке. Все эти типы турниров сохранялись приблизительно до 1540 г. Затем итальянское влияние, усилившееся в эпоху Ренессанса, стало сказываться и на турнирах. В результате немецкий турнир был вытеснен итальянским. Кроме того, итальянцы, всегда недолюбливавшие громоздкое немецкое снаряжение, ввели более легкие доспехи, приближавшиеся по форме к боевым. Именно с середины XVI в. предпочтение стали отдавать двум видам копейного поединка - свободному турниру и итальянскому поединку, а также пешему бою. Свободный турнир проводили без барьера, но он был менее популярен, чем итальянский поединок, проводимый через барьер, наиболее распространенный в Западной Европе на протяжении XV-XVI вв. Итальянский поединок подразделялся на поединок мира и поединок войны. В первом случае использовалось специальное турнирное вооружение и копья с коронелем, а в последнем - боевые доспехи и острые копья. После использования копий противники снимали дополнительные пластины и брались за тупые мечи. Схватка меле была подобна этой, за исключением того, что в ней принимало участие много бойцов. Пеший турнир в XVI в. часто устраивали перед конными состязаниями. Бой проводился через деревянный барьер, а основным оружием стало копье, которое удерживали двумя руками. Целью было сломать копье противника, а каждому участнику разрешалось сломать в бою 5 - 6 копий. В Австрии и Восточной Германии в середине XVI в. был распространен также венгерский турнир, который совмещал военные игры с костюмированными представлениями, - своего рода па д’арм, но с венгерскими деталями. Снаряжение в нем использовалось только венгерское - венгерские тарчи, венгерские сабли, которые служили только украшением, и даже чрезвычайно громоздкие и тяжелые венгерские шпоры.


 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:18 | Сообщение # 10
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

Театрализованные представления всегда были излюбленной частью турниров, если только у организатора хватало на это средств. На турнире в Вестминстере в 1511 г. было построено роскошное сооружение длиной 8 м, представлявшее собой лес с птицами и животными. Внутри находились лесничие, дева, король и три рыцаря. На переднем плане располагались золотой лев и серебряная антилопа, на которых сидели дамы, а все это сооружение тащили дикари. К четырем углам постройки были прикреплены щиты короля и рыцарей. Популярными оставались и потешные осады замков (шармютцель), которые теперь отличались небывалым размахом и роскошью. Так, в 1517 г. Франциск I организовал турнир, для которого приказал построить деревянный город, окруженный рвами. Отряд из 100 всадников и 400 пехотинцев штурмовал эту крепость в течение месяца! В сражении использовались даже пушки, стрелявшие пустотелыми ядрами. В Дрездене в 1553 г. четыре отряда конницы напали на замок, гарнизон которого был вооружен боевыми вилами, алъшписами и 400 глиняными горшками, чтобы сбрасывать их на штурмующих. Обе стороны использовали пушки.

Несмотря на строгие правила, смертность на турнирах вплоть до XIV в. была очень велика. В 1175 г. в Германии на турнирах погибло 17 рыцарей. На турнире 1240 г. в Нойсе близ Кельна погибло более 60 человек (правда, многие из них задохнулись от жары и пыли). И это при том, что турниры считались слишком мягкими и мало отвечающими требованиям подготовки к войне. Даже начавшиеся в том же веке создание специального защитного вооружения и использование тупого оружия лишь немного уменьшили опасность получения травм. В 1524 г. на турнире чуть не погиб король Генрих VIII: сломанное копье отбросило забрало его шлема и осколки копья попали в лицо. Король все же остался невредим. А вот французскому королю Генриху II в 1559 г. повезло меньше: удар копья констебля де Монтгомери отбросил забрало, и обломок копья смертельно ранил короля. После этого случая популярность турниров стала падать. К XVII в. серьезные турниры практически уже не проводились. Только в некоторых уголках Западной Европы они проходили до начала XVIII в.

Общий упадок интереса к турнирам был связан с появлением регулярных армий и усовершенствованием огнестрельного оружия. На первое место в подготовке воина вышли маневрирование на поле боя и оперативное владение мушкетом. Бронебойность последнего в XVII в. увеличилась настолько, что доспехи потеряли свое значение и от них постепенно отказались. Таранный удар копьем утратил свое значение еще раньше. Все это сделало турнир бесполезным с точки зрения подготовки воина, превратив лишь в театрализованное представление, не слишком опасную игру. Копья начинают делать более хрупкими, чтобы они легче ломались, а само искусство владения копьем уступает место искусству верховой езды. При французском и итальянском дворах популярность приобретает игра под названием карусель, в которой на первое место выходит искусство верховой езды (поэтому карусель в шутку иногда называли «лошадиным балетом»). В карусели соперники демонстрировали свое искусство в скачках за кольцом и квинтине. Схватки если и проводились, то использовались доспехи из позолоченной меди или тонкого железа, а оружием служили обитые мягким материалом булавы и тупые мечи. При этом задачей было сбить плюмажи с шлемов противников. Иногда противоборствующие команды вооружались щитами и атаковали друг друга полыми глиняными шарами, заряженными пудрой или душистой водой, и только после этого переходили к рукопашной схватке. В 1839г. граф Элингтон, надеясь возродить древние традиции, устроил большой турнир. Последний же турнир, проведенный по всем правилам, состоялся в 1935 г. в США по инициативе музея Метрополитен. Он длился четыре дня. Состоялись 44 схватки, участники которых были облачены в доспехи из 6-мм инструментальной стали; при этом шесть человек были выбиты из седла. В наши дни в разных странах Европы, особенно в Англии и Испании, проводятся показательные турниры – однако это уже чисто театрализованные представления.

В рыцарском турнире могли участвовать лишь те, кто был посвящен в рыцари. Но аналогичные турнирам бои проводились и не посвященными в сан рыцарей оруженосцами и даже простолюдинами, только о таких поединках не оповещали заранее. В XV в. в Брюгге, Турне, Лилле, возникли даже турнирные общества горожан. Простолюдины преимущественно соревновались в стрельбе из лука и арбалета, пеших боях со щитом и дубиной, а также (с 1200 г.) в безоружной борьбе.

Групповая схватка (меле) была самой древней формой турнира. Просуществовала меле до самого заката турниров, хотя популярность ее позднее несколько снизилась. В XII-XIII вв. групповые схватки меле проходили просто в поле, но начиная с XIV в. такие турниры на открытом пространстве уже не встречаются. Полевой турнир XV-XVI вв., на котором две группы рыцарей в боевых доспехах атаковали друг друга в линейном порядке, проводили вне города, но обязательно на огороженном пространстве.

Обычно в групповой схватке две шеренги рыцарей съезжались друг с другом, закрывшись щитами и выставив копья. Тот отряд, которому удавалось прорвать строй более слабого и вынудить его отступить, считался победителем. Если силы оказывались равными, оба отряда разъезжались на исходные позиции, и схватка повторялась до победы одного из отрядов. Со временем эта форма турнира несколько усложнилась. Две шеренги выступали друг против друга шагом, затем по команде предводителей переходили на аллюр. На этом этапе важно было не отстать и не нарушить тем самым строя. Направление атаки также могло варьироваться: противник мог быть атакован не только спереди, но и сбоку. Правда, разрешалось атаковать противника только со стороны, защищенной щитом. Запрещалась атака и сзади.

В XII и XIII вв. иногда проводилась схватка одного рыцаря с группой всадников. При этом противником рыцаря был один из всадников, но нужно было постоянно уклоняться от нападения остальных. После копейной сшибки (обычно длившейся до трех сломанных копий) рыцари спешивались и продолжали бой на мечах. Они могли использовать и щит, но его часто отбрасывали, берясь за меч двумя руками и демонстрируя свое искусство владения мечом. Нередко устраивали и конные бои на мечах. Если один из участников не хотел продолжать поединок, он снимал свой шлем.

К началу XV в. относится появление так называемого боя на булавах, проводимого между партиями конных рыцарей. Число участников такого боя нередко достигало 20. Происхождение этого состязания связано, вероятно, с судебным пешим поединком низших сословий, оружием в котором служила дубинка. Рыцарское копье здесь не использовалось, а цель заключалась в том, чтобы разбить у бойцов «вражеской» команды нашлемники. Эти украшения имели геральдическое содержание или содержали намек на талисман, подаренный рыцарю его дамой (перчатка, платок, вуаль и т. п.). Оружие составляли булава и тупой меч. Перед боем судьи обязательно осматривали оружие, проверяя его на излишний вес или длину. Если все было в порядке, то на оружие наносили особую отметку. Бой начинали на булавах, а затем, обычно по команде, переходили на мечи. В конце XV в. зафиксирован турнир, во время которого бой на булавах продолжался в течение двух часов, и только после этого был дан сигнал перейти на притупленные мечи. Бой на булавах практиковали вплоть до первой четверти XVI в., позднее он не встречается.

Трудно назвать точное время возникновения поединков двух рыцарей. Известно, что в XII- XIII вв. они были еще редкостью. Однако затем их популярность неизменно росла, достигнув своего апогея в XV-XVI вв. В ранних копейных поединках участникам разрешалось продолжать бой на мечах до тех пор, пока они были в состоянии сражаться или пока результат поединка был неясен. Случалось это, если оба противника продолжали оставаться в седлах или оба были сброшены на землю. Обычно удар стремились направить в центр щита или в шлем противника. Но при неточном ударе в центр щита копье соскальзывало. В шлем попасть было еще труднее, однако при удаче противник обычно вылетал из седла. Позднее правила стали более строгими: разрешалось несколько заездов подряд, бои на мечах исключили, а победу стали присуждать за выбивание противника из седла или за наибольшее количество сломанных копий. В XV в. появилось множество вариантов копейного поединка. Все разновидности копейного поединка можно свести к двум типам: гештех и реннен. Принципиальное различие между ними состояло в том, что в гештехе между схватками устраивались паузы, а в реннене поединки двух рыцарей следовали один за другим. После одной или нескольких копейных сшибок рыцари часто спешивались и снова продолжали бой. Однако собственно пеший бой (без предварительного конного боя), очевидно, происходил от судебного поединка и первоначально назывался просто бой, но в XV в., когда им стали увлекаться, он получил названия старинный немецкий пеший бой, или просто пеший бой.

Перед боем или в случае его временной остановки судьи разводили бойцов на определенное расстояние, что не позволяло нанести удар сразу, а требовало определенного маневра. Для измерения дистанции у судей была специальная веревка с узлами через каждые 2 фута (ок. 60 см). Кроме того, на ристалище присутствовало до 8 помощников судей, защищенных доспехами и вооруженных палками, реже алебардами. Их задачей было развести в стороны разъяренных противников. В ранних формах пешего боя использовался только боевой доспех, но начиная со второй половины XV в., для пешего боя изготавливали специальные доспехи. Оружие могло быть самым разным. Так, в Манесской рукописи содержится изображение двух бойцов, вооруженных кулачными щитами, лишь незадолго до этого получившими распространение в Европе, и тупыми рубящими мечами. Поединок проходил в присутствии дам, подбадривавших своих рыцарей аплодисментами.

В конце XV в. при проведении пеших боев, как и конных, между противниками стали помещать барьер - дощатый забор или просто деревянную балку. В XVI в. через барьер сражались иногда сразу несколько соперников. Поскольку барьер не позволял противникам применять борцовские приемы, способствуя тем самым развитию фехтовального искусства, пешие бои приобретали все большую зрелищность. Тем не менее, известны случаи, когда один из противников попытался перетащить другого через барьер.

Пеший бой с самого начала проводился с большой торжественностью и при соблюдении строгих правил. Перед боем каждый боец должен был продемонстрировать свое оружие судьям, чтобы доказать, что оно отвечает необходимым требованиям. Английские правила XVI в. запрещали наносить удар ниже пояса (в т.ч. и по ногам), касаться барьера рукой, использовать замыкающуюся рукавицу (застегивавшуюся штифтом и предотвращающую потерю оружия). Кроме того, за потерю меча или касание земли даже одним коленом рыцарь мог лишиться приза и победы.

Поводом для проведения турнира могли быть коронация, свадьба, дипломатическая встреча, въезд короля в город, посвящение в рыцари или просто желание развлечься во время затянувшейся осады.

Иногда при помощи турниров скрашивали длительные осады, однако это могло привести к крупным неприятностям. Например, во время осады, проводимой Генрихом I в 1113 г., группа рыцарей выехала из замка для участия в турнире. В это время их атаковала часть армии осаждающих, до которой не дошел приказ о временном перемирии. Рыцари гарнизона бросились обратно в замок, но ворота не успели закрыть, и замок был взят. Поэтому позднее турнир между осажденными и осаждающими стали проводить через деревянный барьер, причем это произошло задолго до появления барьера на ристалище. Деревянное ограждение, построенное у ворот замка, позволяло рыцарям проводить пешие бои, не опасаясь неожиданного штурма со стороны осаждающих или вылазки осажденных.

Правила турниров несколько отличались в разных странах, но требования к рыцарям, желавшим принять участие в турнире, были почти одинаковы везде. Каждый участник должен был доказать судьям и герольду свое знатное происхождение в двух поколениях как со стороны матери, так и со стороны отца. Определялось это по гербу на щите и нашлемнику. Если кто-либо был уличен в подделке герба, он не только с позором изгонялся с турнира, но также лишался вооружения и боевого коня в пользу герольдов. Понятно, что последние досконально знали родословные всех претендентов.

Существовали общие правила турнира, которые оставались неизменными. На турнире запрещалось: умышленно травмировать или атаковать лошадь противника ( в т.ч. целиться в седло); применять борцовские элементы (толчки, захваты); наносить удары ниже пояса; атаковать рыцаря, у которого был сбит с головы шлем; наносить удар сзади отвернувшемуся или потерявшему копье противнику. Кроме того, отрицательные очки (в виде вычитания количества сломанных копий) начислялись за: попадание в барьер (одно попадание - минус 2 копья, два - минус 3 копья, три попадания - лишение награды) и сбивание два раза шлема с головы противника (если только не оступилась лошадь). О более мелких правилах, таких как количество ударов и типы оружия, участники договаривались перед каждым конкретным турниром, иногда это происходило даже за год до назначенного события. В качестве наказания за несоблюдение правил участник мог лишиться доспехов и коня, его могли выгнать с турнира и не допустить к следующему турниру.

Призы вручали за следующие успешные действия (в порядке убывания значимости): выбивание противника копьем из седла или опрокидывание всадника с лошадью на землю (первое считалось для проигравшего более позорным, чем второе); попадание два раза в наконечник копья (коронелъ) противника; попадание три раза в смотровую щель шлема; наибольшее количество правильно сломанных копий (если копье ломалось на расстоянии до 30 см от наконечника коронеля, то это не засчитывалось); умение продержаться на ристалище дольше других со шлемом на голове (снятие шлема означало намерение прекратить бой и сдаться), при этом нанося сильные удары, желательно копьем.

При проверке оружия судьи особенно тщательно следили за тем, чтобы размеры копья у сражающихся были одинаковыми. Более того, даже лошадей старались подбирать одного роста. Если рыцарь выбивал противника из седла, он должен был бросить копье, остановиться и поднять правую руку. Впрочем, несмотря на наличие правил, некоторые случаи на турнирах ставили судей в тупик. Например, на турнире в Неаполе одним из рыцарей был нанесен столь сильный удар копьем своему противнику, что у того слетел шлем, щит и даже латы дали трещину. Тем не менее, и сам он не удержался в седле и упал на землю. Судьи долго решали, кому засчитать поражение, ведь рыцарь, упавший с коня, не был выбит копьем противника, его сбросило отдачей от собственного удара. В конце концов судьи все же решили, что умение удержаться в седле важнее.

Даже в одни и те же годы в разных странах, да и просто на разных турнирах организация и правила могли существенно различаться. Считается, что наиболее строгими и оговоренными до мелочей правилами были правила турниров в Германии. Немецкие рыцари, имевшие право участвовать в турнирах, загодя разделялись на четыре турнирных общества: Прирейнское, Баварское, Швабское и Франконское, которые вместе носили название Рыцарства Четырех Стран. Каждое общество поочередно устраивало в своих землях турнир. Для этого оно избирало своего старшину, который назывался Королем турнира и одновременно выполнял обязанности главного судьи. Король турнира избирал трех дам для выдачи рыцарям оружия и трех других - для вручения наград. Каждая из этих групп дам должна была включать замужнюю даму, юную девицу и вдову.

Существовал и частный турнир-поединок - случайный или преднамеренный поединок двух рыцарей. Его причиной могли стать желание прославиться, добиться благосклонности Прекрасной дамы или надежда на получение выкупа за плененного противника, поводом - право проезда первым или любая другая мелочь. Такие турнироподобные поединки известны с XII в., хотя особенно они участились со второй половины XIII в., когда странствующее рыцарство приобрело ореол особого уважения и почитания. В романах турниры-поединки происходили гораздо чаще, чем в повседневной жизни. Обычно турнир-поединок начинался так: рыцарь располагался на мосту или на перекрестке дорог и не пропускал ни одного другого рыцаря без боя, если только тот не соглашался выполнить его требования. Рыцарская честь, разумеется, требовала отвергнуть подобное предложение, и приезжий рыцарь был вынужден принять вызов. Если он проигрывал поединок, он должен был оставить все свои дела и выполнить требования защитника прохода. Все это, по-видимому, не упрощало путешествий по европейским дорогам.

Рыцарь, вызвавший другого на поединок (обычно с помощью напыщенных речей), назывался зачинщиком; его противник, который по правилам рыцарской чести должен был принять вызов, - мантенадором. Поединок протекал по заранее оговоренным правилам или даже по правилам турнира. За поединком могли наблюдать свидетели и судьи, а место для ристалища огораживалось флажками. При таких поединках применялись только боевое снаряжение и оружие. Бой обычно начинался копейной сшибкой, рыцари целились в щит, шлем или горло. Конный поединок обычно проводили до трех сломанных копий. Если рыцари после этого не оставляли намерения продолжить поединок, они спешивались и брались за мечи. Конный бой на мечах не известен. В случае падения одного из рыцарей с лошади его противник также должен был спешиться, чтобы уравнять шансы. Снятие шлема означало желание прекратить поединок. В таком случае победитель обычно предлагал условия почетной сдачи.

Частные турниры были более демократичными, чем обычные: в них могли участвовать дворяне в первом поколении, получившие рыцарское звание за личные заслуги (к большинству «настоящих» турниров их не допускали). Вместе с тем в частном турнире не мог принять участие монарх, поскольку никто не мог быть равным ему по статусу, и это унизило бы его честь. Исключение здесь может составить только единоборство двух монархов. Например, Карл V и Франциск I дважды посылали друг другу вызов; впрочем, они так и не встретились в поединке.

Особым видом поединка являлся «судебный поединок». В Средние века в судебном процессе доказательственное значение имели и показания свидетелей, их присяга, и такие средства выяснения вины, как «Божий суд» и «судебный поединок». Достаточными доказательствами считались также признание преступника или его захват на месте преступления (с поличным). При этом показаний тех, кто схватил его, было достаточно для осуждения. В сомнительных случаях, когда ответчик отрицал обвинение, свидетелей приводили к присяге. Клятва двух свидетелей неизменно влекла за собой осуждение обвиняемого. Но если обвиняемый после того, как первый свидетель принес присягу, успевал обвинить второго в лжесвидетельстве и клятвопреступлении, мнение последнего судом не учитывалось. В таком случае суд обычно предоставлял решение «Божьему суду» (ордалии) или «судебному поединку». Ордалию применяли по отношению к лицам, которые не могли сражаться, - женщинам, старикам, иногда простым крестьянам. В XI-XII вв. наиболее распространенными были две формы ордалии: испытание кипятком и испытание раскаленным докрасна железом. Ответчик погружал руку в кипяток или брал в руку раскаленный предмет, после чего на руку накладывали повязку, которую снимали через несколько дней. Если на руке не было следов ожога, испытуемый выигрывал дело. В 1215 г. Церковь отменила использование такого доказательства, как «Божий суд».


 
bormanДата: Вторник, 08.02.2011, 18:19 | Сообщение # 11
Командир Отряда Storm
Группа: Пользователи
Сообщений: 1246
Награды: 5
Репутация: 19
Статус: Offline

Для мужчин, особенно для людей дворянского происхождения, решающим этапом судебного процесса обычно был «судебный поединок». Иногда также женщинам и немощным разрешали выставить за себя бойца. Если обвинитель выставлял бойца, а потом обнаруживалось, что им двигали корыстные мотивы, иск считался проигранным. Дворяне воспринимали как оскорбление возможность обсуждения их показаний в суде, поэтому большинство тяжб между дворянами заканчивалось «судебным поединком». Многие дворяне вообще не обращались в суд, а сразу вызывали обидчика на поединок («суд чести»). Апеллянт бросал перчатку, которую ответчик должен был поднять в знак того, что принял вызов. В дворянских судах даже после вынесения судом приговора проигравший мог вызвать тех, кто его обвинил, на поединок. Если он побеждал в бою, то приговор считался аннулированным.

Бой для определения вины человека встречается у многих германских племен уже в начале первого тысячелетия н.э. Считалось, что бог (боги) покарает виновного и защитит невинного. «Судебный поединок» состоял из ряда сакраментальных действий: вызова посредством вручения залога битвы, выбора дня, определения «бранного поля» (обычно это была круглая или вытянутая площадка размером около 125 шагов), присяги, объявления поединка, собственно боя и признания побежденного.

В рыцарских поединках, будь то «суд чести» или «судебный поединок», бойцы сражались в боевых доспехах и с боевым оружием. Выбор оружия определялся ответчиком. Это могли быть боевые копья, мечи (иногда двуручные), булавы, боевые молоты и кинжалы. В отличие от турниров количество ударов не оговаривалось. Схватка начиналась с восходом солнца, и если к закату бой не был закончен, апеллянт проигрывал дело. Если же последний вообще не появлялся, его объявляли вне закона. Нередко бой начинали на одном оружии, а продолжали на другом, например, после копейной сшибки рыцари спешивались и продолжали бой на мечах. Совершенная победа требовала признания вины. Однако иногда побежденный отказывался признаться или победитель не соглашался оставить его в живых (в случае тяжкого преступления). Тогда в ход пускали мизерикордию («кинжал милосердия») - с узким, граненым клинком, предназначенным для проникновения в щели доспеха или забрала. Удар, нанесенный таким кинжалом, называли «ударом милосердия». Считалось, что он избавляет смертельно раненного от предсмертных мук. Но обычно было ранено не тело, а душа; и было немилосердно оставлять в живых побежденного и опозоренного рыцаря.

Оружием простолюдинов были прямоугольный щит (иногда с шипами наверху, внизу и по бокам) и дубина, часто заостренная или снабженная изогнутыми навершиями. Металлических доспехов у простолюдинов не было, но иногда использовали кожаные накладки, защищавшие различные части тела. Так, в 1455 г. в Англии состоялся судебный бой после обвинения некоего портного в убийстве. Бранное поле было круглым и имело один вход. Противников поместили на специальные места, задрапированные черной тканью, друг напротив друга, затем их привели к присяге. Интересно то, как они подготовились к бою: полностью сбрили волосы на голове и состригли ногти на руках и ногах. Корпус, ноги и руки противников были защищены вываренной кожей, крепко стянутой шнурками. Непосредственно перед боем они намазали кожу жиром, а руки посыпали пеплом; затем в рот положили немного сахара, чтобы удерживать слюну. Все эти приготовления были направлены на то, чтобы затруднить противнику возможность захвата (выбритые волосы, смазывание жиром) и облегчить себе такую возможность (подстриженные ногти, посыпанные пеплом руки). Это еще раз подтверждает, что никаких правил и ограничений на подобных поединках не существовало, можно было делать все что угодно: бороться, наносить удары, вырывать волосы и т. п. В качестве оружия каждый боец имел заостренную кленовую дубинку и щит.

В большинстве европейских стран «судебные поединки» продолжались вплоть до XVI в. Во Франции последний такой поединок был зафиксирован в 1547 г. Однако в Англии к нему прибегли даже в 1817 г. и отменили лишь на следующий год. А вот «суды чести», дуэли начиная с XVI в. становятся обычным средством восстановления прав, минуя суд, а также сведения личных счетов.

Наиболее распространенными подготовительными упражнениями для участников турниров были состязания квинтин и скачки за кольцом. Состязания квинтин получили свое название от названия чучела (часто изображавшего сарацина) с широко разведенными руками. К одной руке крепился щит, а к другой - мешок с песком. Манекен был устроен так, что при ударе в щит он вращался вокруг вертикальной оси. Если рыцарь был недостаточно ловок и стремителен, то получал удар мешком по спине, а зрители осыпали его насмешками. Иногда щит крепился к груди манекена. Тогда точный удар в центр щита приводил к падению чучела, если же удар немного смещался в сторону, манекен лишь вращался, и неудачник опять же получал удар мешком с песком. Реже встречался квинтин с горизонтальной осью вращения. При ударе чуть выше или ниже оси манекен осыпал рыцаря мусором, песком и т. п. Одна из разновидностей состязания квинтин включала удар копьем с лодки по щиту, закрепленному на древке посередине реки. Последний вариант, вероятно, послужил толчком к организации рыцарского турнира на лодках, проведенного в 1573 г. Состязания квинтин зародились в XII в. во Франции и просуществовали до конца XVI в.

Скачки за кольцом требовали от участников подцепить кончиком копья высоко подвешенные на шнурах кольца. При этом использовались более короткие и легкие копья без защитного щитка. Разновидностью этого упражнения было собирание кончиком копья разбросанных по земле предметов, чаще всего перчаток, но иногда даже кольчуги или седла (в последних случаях требовалась не только точность, но и изрядная сила). Эта игра стала весьма популярной в XVI и XVII вв., особенно при дворе Людовика XIV, но приблизительно к 1770 г. о ней полностью забыли.

Оба состязания имели целью повышение точности удара. Дело в том, что неточный удар соскальзывал с доспеха противника и только точный и мощный удар в шлем или центр щита мог выбить противника из седла или сломать копье.



 
Simone_de_MeryДата: Четверг, 18.08.2011, 21:20 | Сообщение # 12
Гость
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Реконструкторские турниры тоже очень красивы...
 
Форум » История » Мир средневековья » Рыцарские турниры
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017